Форум » FanFicntion Папины Дочки » Папины дочки. Даша, Веник, Маша. » Ответить

Папины дочки. Даша, Веник, Маша.

Лили: Название: Папины дочки. Даша, Веник, Маша. Автор: Лили Размер: макси Рейтинг: PG-13 Жанр: роман Саммари: события времён 10 сезона. От автора: писала давно-давно ...

Ответов - 8

Лили: - Ненавижу тебя! Уйди с дороги! – брюнетка вбежала в свою комнату и, упав на кровать, разрыдалась. До неё доносились его крики и стуки в дверь, но это было уже не важно. А ведь всё было так хорошо! ***** Обычное утро в семье Васнецовых. Мама ушла на работу, Пуговка играет с Бубликом, Женя убежала на радио, Галина Сергеевна перечитывает конституцию РФ, Даша сидит на диване и расчёсывает волосы, а Маша не может выбрать какой браслет надеть: розовый под цвет босоножек или красный, который больше подходит к новому обручу для волос. - Этот или этот? – спросила она, глядя куда-то в пространство. Разве может какая-нибудь из её сестёр ответить на такой важный вопрос? - Маша, какая разница какой браслет надевать? Тебе уже ничего не поможет, - бросила Дашка. - Конечно, не поможет, куда уж красивее! Я и так идеальна! – Маша покрутилась перед зеркалом. - Хорошо-хорошо, Машенька, думай, как хочешь. Ой, прости, ты ведь не знаешь, как это делается. - И не надоело вам? – Галина Сергеевна отложила книжку на край стола, - сколько можно? Мы уже не знаем, куда деваться от этих ваших ссор, правда, Пуговка? - Даже Бублику уже надоело. - Вот-вот, даже Бублику, - поддержала младшую сестру Галина Сергеевна. - О, это серьёзный аргумент! – Даша закатила глаза. - А я согласна с Галиной Сергеевной, Дашенька, по-моему, тебе уже давно пора понять, что тебе ничего не светит и Веник любит меня! Он всё вспомнит, мы поженимся, и у нас будет много маленьких Маш и Веничек! Вот так. - А вот и нет. Если он всё вспомнит, то вспомнит, что любит меня, а я скажу ему, что тоже люблю его, и мы будем вместе! - Дура! - Наконец-то ты называешь вещи своими именами, правильно, Маша, дура – вот кто ты. - А у нас с Веником сегодня свидание! - Совместный поход за хлебом ещё не свидание! - А мы не за хлебом идём, мы… мы…. - О, смска! – Даша достала телефон, самодовольно улыбнувшись, - От Веника! - И что пишет? – Маша обиженно надула губы. - Пишет, пишет, что… – Даша замерла, её лицо внезапно изменилось, а телефон выпал из рук. - Что? – Маша расширила глаза. - Что ему нужно со мной серьёзно поговорить и, что возможно ему придётся уехать в Питер, - закончила она севшим голосом. - Как в Питер?! – Маша резко дёрнулась, уронив половину баночек с кремами с туалетного столика, - Зачем?! - Не знаю, ладно я пойду к Венику, - Даша встала с дивана и направилась в прихожую. - Стой! – Маша кинулась за сестрой, - Я с тобой! - Нет, Веник мне смску отправил, значит, хочет поговорить только со мной. - А вдруг он мне тоже смску отправил, просто она ещё не дошла! - Маша! – Галина Сергеевна схватила за руку старшую из сестёр Васнецовых, - Не время, поговоришь с Веником потом. - Но... – Маша попыталась выдернуть руку и побежать за Дашкой, но та уже скрылась за дверью, - Ладно, - нехотя согласилась она, - Пойду к Венику после Дашки, тем более вдвоём мы вряд ли дадим друг другу что-то сказать. **** Даша остановилась у двери, протянув руку к дверному звонку, она всё никак не решалась позвонить. Что ей такого хочет сказать Веник? Почему ему, возможно, придётся уехать в Питер? Почему он хочет поговорить именно с ней? Она одновременно хотела и боялась узнать ответы на эти вопросы. Наконец, она набралась смелости и коротко, позвонила. Дверь моментально открылась. На пороге стоял Веник, растрепанный, в расстегнутой рубашке и с диким возбуждённым взглядом. - Веник, - начала Даша, но не успела договорить, как Веник схватил её за руку и втащил в квартиру, закрыв дверь. Даша непонимающе посмотрела на него. - В.. Веник, что случилось? - Меня ударило током! – торжествующе сказал он. - Что? С тобой всё в порядке? – забеспокоилась она. - Даже лучше! Я, кажется, кое-что вспомнил! - Вспомнил! – она широко распахнула глаза и на её лице засияла улыбка, - что вспомнил? - Даже не вспомнил, это сложно. Я понял, что люблю. - Это, это… - Даша закрыла лицо руками, пытаясь прийти в себя, - Ты не представляешь, как я этого ждала! Это самый счастливый день в моей жизни. - Я тоже безумно рад! - Теперь всё будет по-другому, ведь так? - Наверно, Даша… - Стоп! А зачем тебе ехать в Питер? – она всё ещё улыбалась, но улыбка на её лице уже не была такой счастливой. - Просто я ещё не знаю, кто она. И не знаю, где она. В Москве или в Питере. - Ты о чём? - О той девушке, конечно. О той девушке, которую я люблю. Улыбка исчезла с её лица, она часто-часто захлопала ресницами. - То есть, как это не знаешь? - Ну, понимаешь, это такое странное ощущение. Меня прямо всего распирает от чувств к ней. Я люблю её, люблю даже больше, чем физику, я готов на всё ради неё, это что-то нечто важное и сильное, важнее жизни и всех законов физики! Я точно знаю, что люблю, но я не помню её, совсем не помню. Даша, молча, слушала его и с каждым его словом, ей становилось всё хуже и хуже. Сердце пропускало удары, стало жарко, дыхание участилось, а к горлу подступил ком. - А зачем ты позвал именно меня? – с трудом выговаривая слова, спросила она. - Ну, а кого мне ещё звать? Просто, мы ведь общались раньше, и я подумал, что может, говорил тебе о ней. - А Маша? Почему ты не спросил Машу? - Просто, просто я подумал, что эта девушка может быть Маша, конечно, это маловероятно, но всякое бывает. И ты представь, как бы это было, если бы я спросил об этом Машу? Глупо, да? Подожди, ты чем-то расстроена? Она сглотнула и, сделав глубокий вдох, звонко сказала, отчеканивая каждое слово. - Веник, а тебе не приходило в голову, что это могу быть я? Не приходило в голову, что мне будет больно это слышать? Нет? Не приходило? - Даша, я... – он запнулся, она поставила его в тупик этим неожиданным вопросом, - я просто запутался. Ты говоришь, что я любил тебя, Маша говорит, что её, а я сам знаю, что люблю, но не знаю кого. И вряд ли это ты или Маша. Я не знаю, кому верить. - Попробуй поверить себе, - она положила свою руку туда, где бьётся его сердце, - что-нибудь чувствуешь? Она выжидающе посмотрела на него, но услышав в ответ лишь пустоту, развернулась на каблуках и ушла. - Чувствую, - тихо сказал он, но она его уже не слышала, - и разве это любовь? – задал он риторический вопрос. Вряд ли это любовь, когда он смотрел вслед удаляющейся Даше, то не чувствовал ту переполняющую нежность, что зарождалась в его сердце при мысли о прекрасной незнакомке, то, что он чувствовал было скорее неприятным, щемящим, что это? Неужели боль? Даша, громко цокая каблуками по подъезду, отчеканивала каждый шаг. Зачем унижаться в чужих глазах? Она и так стала часто забывать о гордости, а разве гордость имеет значение в любви? Конечно, нет, но всему есть предел. Не успела она, и позвонить в дверь, как из квартиры Васнецовых вылетела Маша. - Ну что поговорили? – ехидно спросила она, - я к Веничику! – и пулей пронеслась в квартиру напротив. - Ну и как? – Галина Сергеевна ждала Дашу в прихожей, - поговорили? - Поговорили. - И что там? - Ничего, Вениамина Васильева в моей жизни больше не существует. Галя озадаченно посмотрела на сестру, что было ей не свойственно. - Как это? - А вот так. Теперь он для меня только информационный повод. - Круто задвинула! В смысле, всё так плохо? - Я же сказала, он для меня мёртв, - прошипела Даша и умчалась в свою комнату. - Привет, Веничек! – Маша влетела в квартиру своей бабушки, - ты хотел со мной о чём-то поговорить? - Вообще-то, нет. - Ну, вот и отлично. Знаешь, я тоже не люблю тратить время на напрасную болтовню. Лучше сразу переходить к делу, к чему слова? Когда важны действия? Или наоборот? В общем, не важно, - тараторила Маша. - Маша, подожди, - прервал её Веник, - ты вообще о чём? - Ну как о чём? О тебе? Обо мне? О нас? Разве не об этом ты хотел поговорить? - Вообще-то, нет. С чего ты это взяла? - Ну, просто Дашка такая злая пришла, вот я и подумала, что ты ей сказал, что меня не любишь, а её любишь. Тьфу, то есть, её не любишь, а меня любишь. Так о чём ты хотел поговорить? - Маша, ты и рта не даёшь мне раскрыть, как я тебе что-нибудь скажу? - Ну, не знаю. Ты же знаешь, я умные вопросы не люблю, спроси лучше у Галины Сергеевны. - Маш, я уезжаю в Питер. - Так это правда? Но ты ведь вернешься? – Маша рассеяно покачала головой. - Конечно, вернусь, мне ещё Бауманку заканчивать. - А почему? – Маша с детским любопытством посмотрела на Веника. Она, правда, иногда была не лучше Пуговки, казалось, будто она не старшая, а наоборот младшая сестра. Вела себя, как ребёнок. По-детски восхищалась чем-то, с детской непосредственностью вела разговоры, щебетала без умолку, как ребёнок, с присущей детям лёгкостью шла по жизни. Это было так мило, что Веник не смог сдержать улыбку. Мило-то оно, конечно, мило, но разве мог он влюбиться в такую легкомысленную особу, хотя как говорится, любовь зла – полюбишь и Машу! Он ещё раз внимательно осмотрел девушку с ног до головы, и ему почему-то представилась кукла вся с ног до головы, одетая в кружева и бантики, с малиновыми надутыми губами и с высокой, тяжёлой причёской на голове. Нет, это точно не Маша. - Соскучился по родителям, по городу, ну там дела всякие, - он решил не вдаваться в подробности, с него хватило реакции Даши. - А я тебе зачем нужна? - Да, мне деньги на дорогу нужны. - А-а, ну тогда я нечем не могу помочь, прости. - Жаль, ладно поищу у кого-нибудь ещё. - А в твоём тайнике не осталось разве? - В каком тайнике? - Ну, в том, из общежития - В смысле? - Ой, прости, Веничек! Ты же не помнишь, ну у тебя в общежитии был тайник, где ты деньги хранил и какие-то там свои бумажечки. - Под плакатом что ли? Там всё сгорело. - Да, нет. Под половицей. - Ну, как я в общежитие попаду, меня же Жанна Францевна не пустит. Или ты забыла, с каким скандалом я оттуда вылетел? - Веничек, а давай я тебе помогу. - Ну и как ты мне поможешь? - Я же староста группы, я тебе помогу, а ты меня поцелуешь. Веник поморщился, но кивнул. Деньги-то нужны, а раз другого способа нет, то… - Хорошо, Маша, поцелую. - Ой, спасибо, Веничек, - Маша чмокнула Веника в щёку, - пошли. - Прямо сейчас? Ну пошли? – он застегнул рубашку (простите, читатели, я про эту рубашку совсем забыла, он у меня с начала фанфика в расстегнутой ходит), одел ботинки и они с Машей пошли в общежитие. Маша хитростью выманила Жанну Францовну из общаги, объяснила Венику, под какой половицей находится тайник и теперь отвлекала злобную комендантшу. Веник незаметно прокрался в комнату, предварительно сняв ключи на вахте, опять же не без помощи Маши. Видимо, сюда ещё никого не подселили, обои те же, даже полки на тех же местах. Он аккуратно снял половицу в нише лежали его физические разработки и большой лист ватмана, он засунул руку поглубже в поисках денег, наконец, нащупал что-то похожее на пачку купюр и ещё какую-то коробочку. Веник вытащил её и деньги, сложил всё это в пакет, включая разработки и ватман, и незаметно покинул общежитие, закрыв дверь и вернув ключ на прежнее место. - Ну, Веничек! – Маша раздражённо накинулась на него, - Мог бы ещё задержатся, и нашёл бы не меня, а моё бренное тело! Жанна Францевна меня чуть не убила! Ты что там так долго возился?! - Маша, мне тоже не сладко пришлось, меня чуть вахтёр не поймал. - Деньги-то взял? – фыркнула Маша, ещё злая на него. - Взял. - Ну, пошли тогда, - она дёрнула его за руку и потащила в сторону метро. Веник поплёлся следом, с радостью отмечая, что девушка, кажется, забыла про поцелуй. - Даша, я войду, - Галина Сергеевна зашла в комнату старших сестёр и села на кровать к Даше, не дождавшись ответа, - ты как? - У меня всё отлично, - Даша разбирала какие-то диски, сидя на кровати. - Ты уверенна? - Я, что похожа на дуру? Конечно, уверенна. - Да я не об этом, что у вас там произошло… ну, с Веником? - Ничего, - Даша гневно швырнула в стену диск Сергея Лазарева, который непонятно как очутился в её дисках. - Точно? - Да, точно! Разве не видно?! Что ты пристала?! - Я вообще-то помочь хотела, - Галина Сергеевна обиженно пожала губы, - ну, раз я тебе не нужна, тогда я пойду, - она встала и направилась к выходу, но в последний момент Даша схватила её за руку. - Галина Сергеевна, но хоть ты не обижайся, пожалуйста! Я с Машкой поругалась, с Веником, ещё не хватало и с тобой. - Даш, я и не обижаюсь, мне же всё понятно, помню, как сама из-за Илюшиной жены бесилась, ты мне расскажи, может я помочь смогу? -Ладно, - нехотя согласилась Даша, с неё не убудет, а ругаться с ещё одной сестрой не хотелось, - …. Потом я ушла, а дальше ты знаешь. - Даш, ну это не повод расстраиваться, это даже хорошо. - А что хорошего? Что в Машу влюбится, может? А в меня, видите ли, нет? - Во-первых, это уже что-то, но, а во-вторых, ты ведь можешь помочь ему вспомнить, намекай там, напоминай, может что-нибудь всплывёт. -Думаешь? – Даша неуверенно посмотрела на сестру, - Как-то это всё слишком призрачно. - А ты попробуй, по-моему, ты погорячилась. Его ведь можно понять, всё как снег на голову, он как … ммм… как… ёжик в тумане, не видит куда идти, ты просто дай ему нужное направление. - Веник в тумане, - хмыкнула Даша. - Ну, что-то типа того. - Ладно, пойду Веника из тумана выводить, раз он сам не может. Кто ж ему кроме меня поможет? Не Маша же. - Вот и правильно, иди. -Я пойду, чай заварю, а то у меня из-за Жанны Францевной голова разболелась, - Маша ушла на кухню. Веник тем временем вывалил содержимое пакета на пол, чтобы разобрать все эти вещи. Проекты по физике, это он потом посмотрит, а что за ватман? Он развернул его, «Схема взаимоотношений с Дашей», кафе, кино, признание, что за чёрт? Он внимательней рассмотрел схему. Не может быть! Значит, Даша говорила правду, блин, какой же он идиот! Значит, она и есть та самая девушка, которая заставляет его сердце биться быстрее. Надо бежать, надо срочно ей сказать, сказать всё. Он резко вскочил, уронив коробочку, которую выудил вместе с деньгами, оттуда вылетели обломки какого-то изобретения, цепочка с кулоном в виде буквы «Д» и фотография, он поднял её. На него смотрела девушка в чёрной одежде и с длинными тёмными распущенными волосами. Он, как зачарованный, смотрел на фото, какие глаза! А губы! Сначала гипербола, потом небольшая парабола и снова гипербола, Дашенька... сердце сладостно заныло. Пусть он ничего не помнит, зато чувствует. - Веничек! Я принесла чай! – Маша вбежала в комнату с подносом, но Веник не обратил на неё внимания, он всё ещё разглядывал изображение у себя в руке, - а что ты там смотришь? - Ничего, так по физике, - он спрятал фотографию за спиной, ему вдруг это показалось ужасно личным и интимным. - А, ну тогда не интересно! А помнишь наш уговор? Я тебе помогаю - ты меня целуешь. - Маш, ну может не надо? - Ну, так не пойдёт, ты же обещал, или ты не выполняешь своих обещаний? - Ладно, давай щёку. Маша подставила щёчку, Веник потянулся к ней губами. Но в последний момент Маша изловчилась и повернулась к нему губами. - Веник! – до него как из тумана донёсся любимый голос, хлопок двери и стук каблуков, он отпихнул Машу и побежал за Дашей. - Даша! Подожди, ты всё не так поняла! – он бежал за ней. Она не обворачивалась, только бежала. Когда, они достигли её комнаты, он обогнал её и пригородил путь. - Даша, нам надо поговорить! Она не отреагировала, а только попыталась отпихнуть его. - Дашенька… Она дала ему звонкую пощёчину. - Ненавижу тебя! Уйди с дороги! – брюнетка вбежала в свою комнату и, упав на кровать, разрыдалась. До неё доносились его крики и стуки в дверь, но это было уже не важно. А ведь всё было так хорошо! - Веничек! Что случилось? – Маша подбежала к нему. - Ничего, не случилось! Отлично, Маша, Даша всё видела! Дашенька, открой! – он продолжал долбить кулаком в дверь. - Ну, и что? Видела и видела, и пускай. - Как ты не понимаешь! Даша, открой! Нам надо поговорить! Даша зажала уши подушкой. Она не слышит, не слышит, не будет слушать. Уйдите все! Оставьте в покое! Пожалуйста, оставьте в покое! Пусть всё это закончится! Пусть всё это быстрее закончится! - Дашенька! Маша, не мешай! – донеслись до неё крики, уйдите все! - Веник, Маша! Что произошло? – Галина Сергеевна с непониманием наблюдала за всей этой ситуацией, - Кто-нибудь мне объяснит? Она осталась без внимания, Веник изо всех сил рвался внутрь, Маша что-то пыталась сказать Венику, который её даже не слушал. - Что здесь происходит? – Галина Сергеевна развернула Машу к себе, но старшая сестра продолжала вешаться на Веника. Галя продолжала кричать что-то, но её крики заглушали другие звуки, и поэтому казалось, что она вышла из немого кино. - Тихо! – Пуговка проходила мимо, волоча за собой Бублика, - Веник, прекрати ломать дверь, сам будешь платить! Галина Сергеевна, тебя всё равно никто не слышит! Маша, даже не старайся, у тебя нет шансов! От ваших действий никакого толку! – прокричала она. - Как это нет шансов? – возмутилась Маша, - Есть и ещё какие! Правда, Галя? - А что сразу «Галя»? – Галина Сергеевна была рада, что Маша наконец-то перестала прыгать на Веника и обратила на неё внимание, но говорить сестре прямо в лоб, что у той, действительно, нет шансов, как-то жестоко - Вон у Веника спроси! - Веник? – Маша вопросительно посмотрела на него, он уже перестал долбиться, а лишь виновато что-то мямлил под нос, слова Пуговки произвели на него слишком большое впечатление, он и так разбил сердце двум Васнецовым, не хватало им ещё дверь сломать. Почему он только умеет, что всё ломать? - Что? - Веник, ну у меня ведь есть шансы, - Маша обаятельно улыбнулась. - Прости, - он даже не взглянул на неё, - Дурак какой же я дурак, - и принялся биться головой об дверь. Маша смотрела на Веника, широко открытыми глазами, как будто видя впервые, но спустя пару минут сорвалась и убежала в гостиную. - Веник, тебе лучше уйти! – Галина Сергеевна указала на дверь. - Даша… - Нет, ты же знаешь Дашку, не знаю, что у вас там произошло, но думаю что-то серьёзное. Кстати, что у вас там произошло? Веник лишь понуро опустил голову: - Передай Даше, что она всё не так поняла. Пока, - он ушёл. -Ну? – Галя села на диван рядом с плачущей Машей, - Рассказывай. - А что рассказывать, - всхлипнула Маша, - Мы с Веником целовались, а Дашка увидела. - Опять? – ахнули Галя и Полина. - А что тут такого? – Маша промокнула глаза платком, - Она ему кто? Девушка? Нет! Он ей кто? Парень? Нет! А я Веника люблю? Люблю! Вот и делай выводы. - А цепочку не судьба продолжить? Даша Веника любит? Любит! Веник до амнезии кого любил? Дашу! Вот и делай выводы. - Ещё не факт, - Маша снова всхлипнула и ещё громче разрыдалась. Даша прикрыла глаза, пытаясь уснуть, но это было напрасно. Несколько раз звонил телефон, он звонил. Несколько раз стучалась мама, девочки ей всё рассказали, несколько раз Маша требовала, чтобы она открыла дверь, но Даша не отреагировала, так ей и надо, пусть под дверью ночует. Тоже мне! Сестра! Предательство всегда больно, а предательство родной сестры больнее, ладно он, не помнит ничего, а Машка! Хороша сестра! Хотя, чего она, Даша, хотела? Кто она Венику? Так просто, непонятная девушка, которая постоянно бегает вокруг него и говорит, что он любил её! Лучше не бывает! Кто он ей? Всего лишь любимый человек! Любимый человек, который её не помнит, который целуется с её старшей сестрой, а потом зачем-то звонит. Даша попыталась успокоить себя, но не получалось. Бешеный поток мыслей всегда запинался на маленьком пунктике «Веник», в ушах начинали звучать фразы, которые сопровождались выразительными картинками. «Основное тригонометрическое тождество гласит sin²A+ cos²A = 1», «Даша, а давай так, если несовместимы, то идём в кино, а если совместимы, то…», «А вообще на Руси обычай целовать трижды, ну дважды, ну один ещё», «Даша, ты сама напросилась и я обязан заткнуть тебе рот» - что за беспорядочные слайды? Хватит, она обхватила голову руками, в надежде, что сможет прервать поток воспоминаний, но было уже поздно, шквал обрывков прошлого обрушался с новой силой. Короткое «понимаю», предшествующее поцелую, изменившему всю её жизнь, «Ладно пойду искать костюм, я ведь должен быть самым красивым кавалером для самой красивой девушки на выпускном» - кому предназначался этот комплимент? Ей? Или всё-таки Машке? «Привет, эти розы специально для тебя, они без шипов» - может это и был момент, когда она должна была ему признаться, тогда возможно не было бы этой дурацкой амнезии, всё было бы по-другому, нет! Оборвала она себя, хватит, хватит тешить себя напрасной надеждой! Пора смерится, его больше нет в её жизни! «Короче, знайте все, я его люблю!», «Людмила Сергеевна, после того, что вчера произошло, я, как человек воспитанный в интеллигентной петербургской семьи, просто обязан попросить руки и сердца вашей дочери», « Маша, а кто это?», «Девушка, для того, чтобы делать предложение, нужно сначала влюбиться. Я же не могу в вас влюбиться с первого взгляда», в памяти всплыл и их недавний разговор в квартире бабушки, Даша почувствовала, как глазам подступают слёзы. Страшно смотреть в его глаза и не находить там ничего кроме пустоты, видеть его улыбку и понимать, что она больше не принадлежит тебе, слышать, как он произносит твоё имя, и знать, что оно для него больше ничего не значит. Страшно быть всего лишь вырванной страницей из чьей-то жизни, из его жизни. Больно, невыносимо больно осознавать, что всё это происходит с тобой. Больно, он причинил ей слишком много боли и она больше не позволит ему так с ней поступать. - Доброе утро! – Женя бодро вбежала на кухню и приземлилась на стул. - Как она? – вместо приветствия спросила Людмила Сергеевна, вяло помешивая ложкой чашку чая. - Плакала всю ночь, ты же знаешь Машу! - И тебе её совсем не жалко? - А чего её жалеть? Меньше губы распускать надо. - Вот Дашка эгоистка! – Галина Сергеевна наливала третью чашку кофе, - не себе и не людям! - Галь, а ты бы как на её месте поступила? - Женя, а почему это ты такая бодрая? - Я? – растерялась Женя. - Нет, Пуговка! – вся семья бросила взгляд на младшую из сестёр, та, свернувшись калачиком прямо на полу, мирно посапывала. - Я отнесу её на диван, - Женя нашла отличный предлог, чтобы не отвечать на Галины вопросы. - Разве я не права? Дашка эгоистка! - Галя! – упрекнула дочь Людмила Сергеевна. - Из-за Дашки, мы всю ночь не могли уснуть, знаешь какого это, спать с Машей в одной комнате? - Не лучше, чем спать с Пуговкой на одном диване. А Даша как? - Откуда мне знать, - огрызнулась Галя, которая явно встала не с той ноги, бессонная ночь давала о себе знать, - Веникомания поразила Дашку с Машкой, а страдаем мы. - Ладно, я на работу. А ты Галя, уж будь помягче, девочки сейчас переживают не лучшее время. Сама понимаешь, Да… - она замолкла на полуслове, увидев Дашу в проходе. - Всем доброе утро! – весело поприветствовала она всех, - А чего у вас такие кислые лица? - Мы не выспались! – в знак подтверждения Людмила Сергеевна широко зевнула, - бессонница. - А, понятно, - протянула Даша и, сев за стол, стала намазывать масло на хлеб, но поймав на себе заинтересованные взгляды Гали и мамы, отвлеклась от своего занятия, - что? - А ты как спала? – заботливо спросила Людмила Сергеевна. - Просто отлично! Как младенец! – Даша залпом выпила стакан апельсинового сока. - Ну, я на работу. Женя, закроешь дверь, - Людмила Сергеевна вышла. - Что это с ней? – спросила Даша, - Странная она какая-то. - Откуда я знаю! – фыркнула Галя и выбежала из-за стола, оглушительно хлопнув дверью. - Доброе утро, Дашка! – Женя вошла на кухню. - Чай будешь? - Не, я уже завтракала. - А что это с ними? - Откуда я знаю, вроде не выспались. О, Машка, доброе утро! Маша быстро кивнула Жене и тут же убежала. - А с ней-то что? - Тоже, наверное, не выспалась. - А, - кивнула Даша, - Похоже, мы с тобой одни… выспались. - Ладно, я пойду, завтрак отнесу деб… нису, а то опять будет на радио чавкать и эфиру мешать, - Женя взяла пару яблок и несколько тостов, - Ой, наверное, надо Венику что-нибудь захватить. - Обойдётся, нам и так после набегов Полежайкина есть нечего, - Даша выхватила еду из рук Жени, - И Денис твой обойдётся. - Ничего не обойдётся! – Женя забрала отнятые Дашей продукты и пока сестра не завладела ими снова, поспешно удалилась. Женя бросила быстрый взгляд в зеркало в прихожей, провела щёткой по волосам и уже собиралась открыть дверь, как раздался звонок, она распахнула дверь. Первое, что перед ней предстало – огромный букет роз. Позже она заметила и обладателя букета. - Веник, - поприветствовала она его. - Привет, Женя, а Да… - Привет, Веник! – в прихожей появилась Даша, - О цветочки! Что, раз не получилось с двумя сёстрами, к третей пошёл. Ну, дерзай Женька, пока Галина Сергеевна не поспела! – она ехидно улыбнулась и с гордо поднятой головой покинула их. - Видимо я не вовремя? - Наоборот, как раз вовремя, вот отнеси Воронцову и сам съешь чего-нибудь, - она сунула ему поднос с едой и захлопнула дверь. - Веничек! – Маша высунулась из ванной, - Веничек приходил? - Ушёл уже твой Веничек. - Как ушёл? А зачем он приходил? Женя пожала плечами и ушла в свою комнату. - Даша!!! – крикнула Маша. - Что ещё? – Даша закатила глаза, - что тебе нужно? - Даша, а зачем Веник приходил? Не у спела Даша ответить, как в дверь снова позвонили, Маша быстро открыла. - Веник! Как мило! Красные розы! Мои любимые! – она выхватила букет из рук юного гения и кокетливо улыбнулась. - Прости, что растаиваю, сестрёнка! Но тебе достался second hand, он с этим букетом уже к Женьке приходил. Но видимо у неё хватило ума вернуть ему цветы, чего не скажешь о тебе. И хватит звать меня по любому поводу, - она снова ушла, повторив те же жесты, что и три минуты назад. - Маша, вообще-то это Даше. - Ну и что, Дашке они не нужны, а я их люблю, сдалась тебе эта Дашка. - Маш, - он собрался забрать букет, но Маша отошла в сторону. - Давай, я этот букет ей передам, - и, не дождавшись согласия, она захлопнула дверь перед носом Веника. - Ой, Спасибо, Веничек! Мне ещё никто не говорил столько комплиментов! – закричала Маша, так, чтобы слышала Даша и вошла в гостиную, мечтательно улыбаясь, - Ой, Веник такой романтичный! - Ой-ой-ой! – фыркнула Даша, очень похоже, передразнивая сестру. - Тебе просто завидно. - А чему завидовать! Я в отличие от некоторых чужого не беру и объедки не подбираю. - Дура! – Маша не смогла больше ничего придумать на упрёки сестры. - Сама Дура, раз больше ничего сказать не можешь! - Девочки, ну прекратите ссориться, - похоже, после изрядной дозы кофеина Галина Сергеевна вернула себе привычное расположение духа. - Мы не ссоримся, просто Машка по-другому не понимает. - А я! А я! А я! А я ухожу! – Маша схватила сумочку и убежала, до Даши донёсся скрип ключей в двери. - Вот Дура! Да? - Ну, всякое бывает. - В семье не без Маши! - Даш, - Галина Сергеевна обвела комнату глазами, в надежде найти отвлечённую тему для разговора, - а ты будешь куда-нибудь поступать? - Я же говорила, что буду в Бауманку на следующий год. - Просто я подумала, что раз ты и ну, в общем, ты поняла. - Кажется, поняла, хотя знаешь, не куда я поступать не буду. У меня уже есть образование, среднее. Мне его достаточно. Делать нечего, пять лет жизни тратить на всякую ерунду. Я в отличие от некоторых фигнёй не страдаю. - Но как, же без образования, кем ты станешь? - Ой, да полно профессий всяких! Найду. - Даш, ну даже у Маши будет высшее образование, ты что хуже? - У Маши говоришь, кажется, я знаю куда поступать, - Даша хитро прищурилась, и её губы растянулись в самодовольной ухмылке.

Лили: Даша поднималась по лестнице, держа в руке стопку бумаг и пакет с книгами, она была поглощена изучением листовок. Но даже, не глядя, она всем своим телом почувствовала, что кто-то ждёт её возле двери. - Даша, эти розы специально для тебя! – Веник, загородивший ей вход в собственную квартиру, протянул ей букет алых роз, уже другой. Взгляд Даши пробежался по цветам. Шипы, подметила она. - Врун! Мог бы хотя бы притворится, что хоть что-то вспомнил! – она выхватила букет из его рук и с силой ударила им по лицу Веника. - Даша, это же розы! – крикнул он. Даша поморщилась от знакомой фразы и, оттолкнув Веника, вошла в квартиру. - Даш, ты где была? Кстати, к тебе Веник приходил, - Женя сидела на полу в прихожей и застёгивала ролики. - Знаю, виделись уже, - бросила она через плечо и вошла в гостиную, - О, Галь, тебя-то я и ищу, что ты знаешь о Все́-во-ло-де Э-ми́ль-е-ви-че Мер-хо́ль-де - Во-первых, не Мерхольде, а Мейерхольде, а, во-вторых, тебе это зачем? - Да так, нужно для поступления, - Даша не отрывалась от бумаг. - Для поступления? Ты же не хотела поступать, ещё сегодня утром, что-то изменилось? - Многое, - лаконично ответила Даша и села на диван, продолжая изучать листовки. - Подожди, а Мейерхольд же режиссер и актёр, куда ты поступать собралась? - В театральный институт имени Бориса Щукина, - громко сказала Даша, выразительно посмотрев на Машу. -Что?! – Маша упала со стула, - Ты, да ты это специально, мне назло! Ничего у тебя не получится! Вот так! - А вот и получится, спорим? Маша побагровела. - Хорошо спорим, только давай так, проигравшая уступает мне Веничка! - Размечталась, нужен мне твой Веничек, давай лучше проигравшая исполнит желание выигравшей. - Хорошо, Дашка, но учти, я такое желание придумаю, что ты ещё пожалеешь! - Придумай, если мозгов хватит. - Девочки, что тут у вас опять происходит? – Людмила Сергеевна вошла в гостиную. - Дашка в театральный будет поступать! – нажаловалась Машка. - И что? - Она не хочет поступать в театральный, она поступает потому что Веничек любит меня, а я хочу в театральный! - Да, Маша, железная логика! – Даша закатила глаза и откинулась на спинку дивана. - Маш, ну может Даша действительно хочет в театральный поступить? - А может я всю жизнь актрисой мечтала стать! Может я с детства готовилась к роли, - она бросила быстрый взгляд на стопку книг, лежащую рядом с ней, - в Вишнёвом саду! - Вот, видите. Ей сцена не нужна, раз так любит эти свои садики пусть идёт в садовники! А истинные актрисы играют на сцене! - Маша, «Вишнёвый сад» - это пьеса Чехова, - пояснила Галина Сергеевна, оторвав взгляд от монитора. - Ну и что? Пусть хоть Зайцева, всё равно. - Даша, а кого ты там хочешь сыграть? Даша растерянно обвела комнату взглядом. Кого? Кого? Как будто она слушала Людмилу Михайловну на уроках! Что же делать? Если не ответить, то мама решит, что Машка говорит правду, а значит, запретит ей поступать в театральный и тогда Машка будет ликовать, а вида прыгающей и визжащей от восторга Машки Даша просто не выдержит. -Мама! – упрекнула её Даша, - Я ведь говорила тебе! Как ты могла забыть? - Когда говорила? – не поняла Людмила Сергеевна, - Я в первый раз слышу, что ты в театральный собираешься поступать. - Мама, мама! Помнишь, тогда, когда мы с тобой остались в комнате одни, я тебе всё рассказала, а ты забыла! – Даша встала с дивана и, отходя назад, подходила к Галине Сергеевне. - Даш, ты что-то путаешь? Может ты папе говорила? - А, точно! Как я могла перепутать! Точно папе, ты ж в Канаде с Палкиным тогда развлекалась. Людмила Сергеевна рассеяно кивнула, почувствовав укол совести. Её дочь всю жизнь мечтала стать актрисой, а она об этом даже не знала, всё-таки права мама, она плохая мать! Как можно было бросить девочек и сбежать к хоккеисту? Надо загладить вину, она ведь, может и идеальная, но не такая уж и плохая мать! Проявить внимательность. - Прости, Дашенька, честное слово из головы вылетела, может ты мне скажешь, чтоб уж точно не забыть. Она что издевается? Даша пнула под столом Галину Сергеевну, та взвизгнула, но на мониторе в скором времени появилось слово «Аня». - Аню, я хотела сыграть Аню. - Чудесная роль, молодец, Даша, я тоже в своё время мечтала сыграть Аню Раневскую. - Мама! – чуть не плача вскрикнула Маша, которая надеялась, что Людмила Сергеевна примет её сторону. Очередное обычное утро в доме Васнецовых. Мама на работе, Женя на радио, Маша у Веника, Галина Сергеевна за компьютером, а Даша на диване со стопкой книг. - Блин, Галя! У меня уже голова пухнет, откуда я знала, что нужно прочитать двадцать пьес и определить какую роль я хотела бы сыграть в каждой, ещё выбор свой объяснить. - А ты не забыла о чтецкой программе? И вообще думать надо было, прежде чем документы подавать. - Надоело, - Даша захлопнула Островского. - Поаккуратнее, это моя книга. - Галь, хватит нотации читать. - Раз тебе так сложно, то не поступай. Тебе же это не нужно. - Нужно и я поступлю! – Даша снова открыла книгу. Разве это сложно? Совсем нет, игра синонимична со словами ложь, обман, а лгать она всегда умела. Разве не убедительно она изображает безразличие к Венику? - Ей же это не нужно, она всё делает мне на зло, - Маша сидела на диване в квартире бабушки и поправляла макияж, - А представь, что она мне сегодня завила. Что у меня нет таланта и, что я играю хуже, чем актёры Обитаемого острова! Ну, это не так, она мне просто завидует, я на сто процентов уверенна, что она не поступит. Веник, ты меня вообще слушаешь? Веник не обратил внимания на её вопрос и продолжил дергать какие-то проводки в странной конструкции, лежащей на столе. - Веник, - Маша встала с дивана и помахала ладошкой перед его лицом, - Оторвись от своего изобретения! Веник убрал Машину руку и продолжил заниматься своим делом. - Веник! – Маша схватила ножницы и перерезала проводок его изобретения, раздался взрыв, комнату заволок густой туман. - Это ещё что! – ойкнула Галя, когда её компьютер внезапно отключился. - Что там у тебя? Вирус поймала? – спросила Даша, не отрываясь от книги. - Если бы! С вирусами я бороться умею, опять свет! - Ну, Веник! – Даша воинственно сжала кулаки, - Если он опять решил обесточить всю Москву, я за себя не ручаюсь! - Почему снова Веник? Может аварийные работы, - предположила Галя. - Нет, Веник! Веник! Веник! Во всём виноват Веник! – Даша с силой колотила стол, - Блин, Веник! – она резко сорвалась и побежала. - Ты куда? – Галя кинулась за ней. - Веник! Если его опять током шибануло! - Тогда, подожди меня, я сейчас, - Галя побежала на кухню. - Кхе-кхе, - прокашлялся Веник, разгоняя рукой туман вокруг себя, - Маша, кто тебя просил сюда лезть. Ты вообще понимаешь, какое изобретение испортила? Маша? Веник осмотрелся по сторонам, что было довольно трудно делать. - Маша! – девушка лежала на полу без сознания, он сел на колени рядом с ней. - Веник! Веничек! – взволнованная Даша вбежала в комнату, а следом за ней Галина Сергеевна, - Веничек, где ты? – её глаза ещё не привыкли к туману. - Я здесь, - отозвался Веник. Даша облегчённо вздохнула. - Что здесь произошло? – Галя щурилась, стараясь что-нибудь разглядеть. - Галь, звони в скорую! – отозвался Веник. - Что случилось? – Даша села на колени рядом с Веником, - Маша! - Что там у вас? Я ничего не вижу? – Галина Сергеевна выскользнула в прихожую и лихорадочно пыталась нащупать телефон на тумбочке. - Машу током ударила! Маша, Машенька! – он хлопнул её по щеке, - Машенька! - Сейчас, я воды принесу! – Даша пошла на кухню, туман уже рассеивался, глаза привыкли. Веник продолжал хлестать Машу по щекам. - Машенька! Машенька, очнись! - Вот, - Даша вбежала в квартиру и вылила на Машу, стакан воды, девушка кашлянула, но в себя не пришла. - Всё, скорая едет! – Галя вбежала в комнату. Надо её отсюда вынести. - Да-да, давай, Веник, выноси её! – суетилась Даша, которая очень волновалась за сестру. Веник подхватил Машу на руки, и они вчетвером вышли на площадку. - Это всё ты виноват! – Даша пихнула Веника в бок, - Ты во всём виноват! - Даш, да оставь ты его в покое, сядь, - Галина Сергеевна положила голову на плечо к Илье, который тоже уже был здесь. Даша продолжала буравить Веника взглядом и ходить из угла в угол. - Из-за тебя одни проблемы! Кто тебя вообще просил появляться в нашей жизни? - Я же уже извинился. Хорошо, извините меня, пожалуйста. - 301, - разом сказали Женя и Денис, которые тоже сидели в коридоре возле палаты, в которой находилась Маша. - Что «301»? – не понял Веник. - Ты уже 301 раз извинился. Даша, он же не виноват, что Маша вечно лезет, куда не надо. - Виноват, он во всём виноват! - Дашенька, ну прости! В следующий раз я Машу ни на шаг не подпущу к своим изобретениям. - 302! – прозвучал хор голосов в составе Гали, Ильи, Жени, Дениса и Пуговки. - Ты во всём виноват, - гнула своё Даша. - Даш, ну хочешь, я буду Машу оберегать? Буду следить за ней, буду всегда смотреть, что она делает? Контролировать каждый её шаг? Заботится о ней? - С твоей заботой только на тот свет! – фыркнула Даша и в её голосе ясно прозвучали нотки ревности. - Девочки, доктор сказал, что к Маше уже можно, - Людмила Сергеевна появилась в сопровождение доктора, - Идёмте. Они ввосьмером вошли в тесную палату, Маша лежала на кровати и задумчиво накручивала прядку волос на палец. - Мария, как вы себя чувствуете? – обратился врач к ней. - Хорошо. - Голова не болит? Не тошнит? - Нет. - Ну, вот и хорошо. Вас сильно ударило током. Готов поспорить, что вы из Бауманки. Ладно, я пока пойду, если что, зовите. - Маш, прости меня, дурака, я должен был тебя предупредить! – Веник подошёл к Маше и взял её за руку, но Маша резко выдернула свои пальцы из его руки. - Машенька, ну прости! - Отстань от меня! Что ты себе вообще позволяешь? - Я просто хочу извиниться, понимаю, ты злишься, но я обещаю, что… - Стоп. Галя, о чём он вообще говорит? И кто он? - Маша…это же… - начала Галя, но Даша не дала её закончить - Стоп! Какое сегодня число? - Ты кто? Дашка?! – Маша уставилась во все глаза на девушку с заплетёнными в тугую косу волосами и в белом халате, надетом поверх джинсов и светлой футболки. - Ну, я-я, ты, что призрака увидела? Какое сегодня число?! - Ты, ты же гот! – Маша по-прежнему разглядывала свою сестру, которая так изменилась за пару часов, что они не виделись. - Да, не гот я, потом объясню, Маша, какое сегодня число? - Что вообще происходит? Где я? Кто этот человек? – она посмотрела на Веника, - Дашка, а с тобой что? Кто у Оксаны родился? – засыпала она вопросами собравшихся, но внезапно её внимания привлекла темноволосая женщина, которая обнимала Пуговку за плечи, - Мама???!!! - Ммм…Машенька - Похоже на амнезию, частичная потеря памяти, - изрекла медсестра, которая стояла рядом с Машей, - Я позову доктора. - Как амнезия? Тоже? – крикнули Женя и Воронцов. - Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? – Маша уже почти плакала. - Машенька, ты только не волнуйся, но, похоже, у тебя амнезия, - сказала Галина Сергеевна, - У Оксаны говоришь ко родился, понятно и похоже ты совершенно не помнишь последний год. - Амнезия? Как в мексиканском сериале? – переспросила Маша. - Вот видишь, ты же всегда мечтала быть героиней сериала, твоя мечта сбылась, - попыталась успокоить сестру Даша. - Год! Целый год! – крикнула Маша и лишилась рассудка. - Девочки, я остаюсь в больнице, с Машей, а вы езжайте домой, - Людмила Сергеевна поцеловала Полину и кивнула другим на прощание. - Пока, если что, ты звони, - Женя махнула рукой и они всемером покинули больницу. Воронцов достал ключ и вставил его в дверь, Женя делала те же действия, но только с дверью напротив. Галя поглядывала на Пуговку, которая спала на руках у Веника, а Даша что-то бормотала себе под нос. - Ну, пока! – Женя собралась входить в квартиру №35, как её остановил крик Воронцова. - Стоп! Так не пойдёт! - Ты чего Воронцов совсем дебил? Пуговка же спит! - А как я спать там буду? - Ты о чём вообще, Воронцов? - Я о том, Васнецова, что в этой квартире невозможно спать, - он широко распахнул дверь и продемонстрировал остальным то, что там было. Опалённые стены, следы от копоти на потолке и окнах, а горизонтальные поверхности были в пене в связи с недавним визитом пожарных. - Он прав Женька, там невозможно спать, - Галина Сергеевна с сочувствием посмотрела на Дениса. - И что делать? – спросила Женя, согласившаяся с Галей и Денисом. - Денис, а переночуй у нас, всё равно мамы сегодня не будет, - предложила Галя. - Что?! Только через мой труп! – возмутилась Женя. - А, что это не плохая идея, спасибо, Галина Сергеевна, - Денис умоляюще посмотрел на Женю и улыбнулся своей фирменной улыбкой, - Я мешать не буду, тем более я же не с тобой в комнате ночевать буду, ну, Жень? – в завершение всего он назвал её по имени. Растаяв, она кивнула, но осознав, что только, что сделала, добавила: - Как-нибудь переживу. - А Веник? – инстинктивно спросила Даша, прежде, чем подумав. - Ой, Даша, хорошо, что вспомнила! Извини Веник, мы о тебе как-то не подумали. Ладно, закрывайте бабушкину квартиру и пошли. - Я, чур, на диване! – Денис плюхнулся на диван. - Так, хорошо, Денис и Веник спят на диване, - начала распоряжаться Галина Сергеевна. - Я с ним спать не буду! – возразил Денис. - Воронцов, а ты не обнаглел? – Женя скрестила руки на груди. - Я. С. НИМ. СПАТЬ. НЕ. БУДУ. – Повторил Денис. - Раздули проблему, у нас ещё Машина кровать свободна, вот там пусть Веник и спит, - Галя самодовольно улыбнулась. - А что я не против, - заулыбался Веник. - Что?????!!!!!! А меня никто спросить не хочет???!!!! – Даша гневно сверкнула глазами. - Так Веник. Я согласилась, чтобы ты спал в моей комнате. Но попробуй только приблизится ко мне ближе, чем на метр и ты испытаешь незабываемые ощущения! Никогда не мечтал стать лётчиком испытателям? – Даша выразительно посмотрела на окно и продолжала инструктировать Веника, - Не разговаривай во сне, не пялься на меня и самое главное: не какого рукоприкладства! Понятно? Веник кивнул. - Не слышу, понятно?! - Понятно, не какого рукоприкладства. Даш, ну давай уже спать, я очень устал, - взмолился Веник. - Ладно, - Даша расстилала кровать, - Ты что делаешь?! – она уставилась на Веника, который снимал с себя рубашку и брюки. - Готовлюсь ко сну. - Веник! Ты что будешь спать в трусах?! - А что тут такого и вообще это не трусы, а шпаргалка. Спокойной ночи, Дашенька! – ласково закончил он. - Спокойной ночи, Веничек! – язвительно сказала Даша и легла под одеяло прямо в одежде. Пару часов спустя. Комната Гали, Жени и Пуговки. - Васнецова, Васнецова, - Денис легонько толкнул Женю в бок, - Васнецова. Женя поморщилась во сне и отвернулась к стене. - Васнецова, - Денис толкнул её сильнее. - Воронцов, ты, что совсем дебил? Я же сплю, который час? - Два часа, Васнецова, ты мне нужна. - А без меня никак? – она залезла под одеяло с головой. - Без тебя никак, откуда я знаю, где у вас колбаса. - В холодильнике, где же её ещё быть. А зачем тебе колбаса? - Я проголодался, что тут непонятного? Васнецова, нет её в холодильнике. - Посмотри за маслом, всё, отстань, дай поспать. - Я смотрел там уже, нет. - Блин, Воронцов, ничего без меня сделать не можешь. Пошли уже, - она встала с кровати, - Только тихо, а то сам будешь Пуговке сказку рассказывать. - Ну, не злись, Васнецова. Почему ты всегда такая злая? - Давай, я завтра тебя в два часа ночи разбужу, посмотрим, как ты будешь радоваться, - Женя открывала холодильник. - Я буду рад, - искренне сказал он. - Что значит, будешь рад? – не поняла Женя, она уже доставала колбасу. - А то и значит, буду рад. Женя продемонстрировала большую палку докторской колбасы. - Вот, колбаса, искать лучше надо! Денис подошёл ближе, так, что Женя оказалась, зажата между ним и холодильником. - Васнецова, давно хотел тебе сказать, ты мне это… нравишься, - он наклонил голову для поцелуя. - Нравлюсь?! Значит нравлюсь?! Дебил! – она стукнула его по голове палкой колбасы, ещё один удар, снова. - Васнецова, ты чего? – он закрылся от неё руками. - Я тебе покажу! Нравлюсь! – она занесла руку для очередного удара колбасой, но Денис уверенно выхватил палку из её руки и притянул к себе, их губы встретились в поцелуе, через пару минут Женя оттолкнула его о себя. - Ну, ты дебил! Нравлюсь я ему, видите ли, - пробормотала Женя, - Я спать и попробуй только ещё раз зайти ко мне, - Женя ушла, Денис проводил её взглядом и самодовольно улыбнулся. - Ещё чуть-чуть и ты будешь моей, хех, - усмехнулся он и вгрызся зубами в целую палку колбасы. - Даш, ты спишь? – шёпотом спросил Веник. - Нет, не сплю, - минут через пять ответила Даша. - Тоже бессонница? - Да, тоже и вообще кто тебе сказал, что мы помирились? – она тоже говорила приглушённо. - Ну, я думал, что мы уже помирились. Разве нет? Ну, тогда, мир? Даша не ответила, молчание затянулось, Веник вслушивался в тишину. - Мир? - Ладно, мир. - Даш, а можно у тебя кое-что спросить? - Смотря что. - Обещай, что будешь отвечать честно. - Пахнет правдогенератором. - Чем-чем? – не понял Веник, но слово вызвало у него странное ощущение, как будто он что-то забыл. Ах, да! Конечно, забыл, последние полгода жизни. Веник горько усмехнулся. - Ты чего? - Просто вся эта ситуация кажется мне странно знакомой, а мы никогда не спали в одной комнате? - Ты это хотел спросить? - И это тоже, так спали? И что за правдогенератор? - Ну, было один раз. Ты не подумай ничего, там такая история странная была, в общем, Маша ушла к тебе жить и заняла твою кровать, а ты решил, что имеешь полное право занять её, с чем я не согласна. Потом Машу выгнал комендант общежития, а тебя бы уже не пустили и мы тут втроём ночевали. - И где я спал? – загадочно спросил Веник, а может Даше это только показалось, из-за того, что он говорил шепотом. - На полу, где же ещё? - Держись от меня подальше и от Маши тоже, - процитировал Веник. - Веник! Ты что вспомнил? – Даша села на кровати. - Кажется, не знаю, само как-то сказалось. - А-а, - разочаровано протянула Даша и легла обратно, - Веник, а можно тебе кое о чём попросить? - О чём угодно, в пределах разумного, конечно. - Ты не мог бы отвернуться и закрыть глаза, я хочу переодеться, мне в джинсах жарко. - Но здесь, же темно и всё равно ничего не увижу, ладно, если тебе так спокойнее, постараюсь не подглядывать. - Да уж постарайся! – Даша тих встала с кровати и подошла к тем самым ящикам из-за которых они с Машей так часто ругались, достала пижаму и переоделась, процесс затянулся в связи с тем, что она довольно часто поглядывала на Веника, проверяя не подсматривает ли он. - Уже можно? – спросил Веник. - Пока нет, - Даша на цыпочках прокралась к кровати и, - ай! - Что? – подскочил Веник. - Запнулась обо что-то. - Больно? - Веник в долю секунды оказался рядом с ней. - Нет, - еле выдавила она, - просто ушиблась. - Дай посмотрю, - он ощупал её ногу. - Ай! - Точно всё хорошо, может скорую вызвать? - Всё нормально, просто ударилась, может синяк будет, не больше. - Точно? - беспокоился Веник. - Точно-точно, Веник… - Что? - Может, отпустишь мою ногу? - А, да-да, конечно, - Веник с неохотой отпустил её ногу, - Давай я помогу тебе лечь. - Я сама. - Не спорь, - он бережно подхватил её на руки, Даша обвила его шею руками, Веник опустил её на кровать, но её руки ещё были на его шеи, их взгляды встретились, Веник осторожно прикоснулся своими губами к её, затем поцелуй стал настойчивее, Веник слегка отстранился и посмотрел на неё, лицо девушки освещала лишь луна, из-за этого глаза на её лице очень выделялись, а кожа выглядела белее обычного. - Даша, - Веник, - начали они в раз, но смутившись, отвернулись - Прости, - пробормотала она. - Это ты прости, я не должен был, - он поспешно убрал свои руки, которые были на её бёдрах. - Да, я сама виновата, - она тоже отдёрнула руки. - Мне, наверное, лучше уйти, - он встал и направился к выходу. - Стой! – она остановила его, - где ты будешь спать? Ничего ведь не произошло? - Даша, я… - Просто сделаем вид, что ничего не было. Ты ложись, спокойной ночи! - Спокойной ночи, - он лёг в Машкину кровать и, в его голове настойчиво вертелась мысль: «Ещё чуть-чуть и она будет моей» Даша отвернулась к стене, не в силах сдерживать улыбку. Всё оказалось, даже легче чем она предполагала. Работает Машкин способ, всего лишь нужно проявить слабость. Спасибо, Машенька! Женя мурлыкала мелодию всеми любимых Одуванчиков и готовила завтрак. - Похоже у кого-то сегодня хорошее настроение? – Галя вошла на кухню, - Давай помогу. - Да, я уже почти сама справилась. - Ммм, блинчики! Женька, давай признавайся, что у тебя произошло? - Ну, - начала Женя, но резко остановилась, когда на кухню, потягиваясь, вошёл Денис. - Кажется, я поняла, - Галя подмигнула Жени. - Доброе утро! – поприветствовал Денис сестёр и занял место, где обычно сидела Маша. - И тебе доброе! – Женя кивнула ему и села между ним и Галей. - А остальные уже встали? – Галя откусила яблоко, но ответ на её вопрос пришёл сам. Веник и Даша вошли на кухню, загадочно, улыбаясь. - О, доброе утро! Как спалось? – полюбопытствовала Женя. - Отлично, - ответила Даша. - Никогда ещё так хорошо не спал, - добавил Веник, - О блинчики, пахнет изумительно! - Это всё Женька, - пояснила Галя, с улыбкой глядя на сестёр и их «друзей». - Жень, чудесно готовишь! – похвалил Веник, - Завидую тому, кому достанется такая чудесная жена! – он выразительно посмотрел на Дениса, тот поперхнулся, Женя похлопала его по спине. - Замуж я пока не собираюсь. - Видишь, Веник, тебе ещё ждать и ждать, - Даша обиженно поджала губы и отодвинула свой стул от его. - Женя, прости, но ты не в моём вкусе, - Веник с сочувствием посмотрел на девушка, она подавилась, теперь хлопать по спине пришла очередь Дениса. Даша улыбнулась и в знак примирения наполнила стакан Веника соком. - Спасибо, Даш, - он стал брать стакан из её рук и, когда их пальцы случайно соприкоснулись, они смущённо улыбнулись друг другу. - Привет всем! – Пуговка впорхнула в комнату, - Вкусно пахнет! - Вот, - Галя положила Полине блин. - Спасибо, Галина Сергеевна. Веник? Денис? Что вы здесь делаете? Ничего не помню. - Ты уснула и Веник принёс тебя на руках, - объяснила Даша. - Спасибо, Вениамин, это было очень мило с твоей стороны, - Полина кокетливо повела плечиком и посмотрела на юного гения из под опущенных ресниц. - Всегда рад помочь! - Васнецова, а ты и, правда, хорошо готовишь! Колбасы бы ещё! – Денис улыбнулся своей фирменной улыбкой и подмигнул Жене. - А у нас же целая палка докторской в холодильнике? – Галина Сергеевна встала. - Нет! – остановили её Женя и Денис. - Что значит «нет»? - Колбаса кончилась. - Как кончилась? Ещё вчера была целая палка, я точно помню. - А теперь её нет, что тут непонятного? – они посмотрели на Галину Сергеевну с таким выражением, что Галя тут же захотела провалится сквозь землю. - Ладно-ладно, нет, так нет, я всё поняла. Надо маме позвонить, спросить как там Маша. - Даш, а как твоя нога? – Веник нежно посмотрел на девушку. - Всё хорошо, я же говорила, что к утру пройдёт, - успокоила она его, про себя удивляясь, как Голливудские продюсеры ещё не разорвали её на части. - Вижу кое для кого ночь не прошла зря? – спросила Галя, хитро улыбаясь. Не утро, а сплошные улыбки! Честное слово! Женя снова подавилась, Денис принялся хлопать её по спине с таким видом, что позавидовал бы даже индюк! Даша прятала глаза под столом, а Веник нарочито громко рассмеялся. - Всё с вами понятно, - Пуговка закатила глаза, - Мальчики, оставьте нас с сёстрами наедине, у нас серьёзный разговор. Веник, нехотя поднялся, а Денис проигнорировал её. - Между нами девочками, - добавила Пуговка, - вряд ли вас интересуют наши женские секреты. - Пошли, Денис, - Веник вышел из кухни. - Пошли, спасибо, Васнецова! Это было незабываемо, - он снова улыбнулся своей фирменной улыбкой и последовал за Веником. - Ну, рассказывайте! – Галя приготовилась внимательно слушать. - Я на радио опаздываю, - Женя убежала, - Воронцов, нам на работу пора! - Даша? – Пуговка и Галя посмотрели на неё. - А рассказывать особо нечего, знаешь, я, наверное, к Маше в больницу схожу, - она тоже ушла, - Веник, пойдёшь со мной к Машке? - Похоже, всё придётся узнавать самим, - изрекла Пуговка. - Ничего узнавать не придётся, всё тайное становится явным, особенно в доме, где живут пять женщин. Они сами всё расскажут, остаётся только проявить терпение, - Галя потёрла ладошки в предвкушении. - Привет, Маша! Ты как? – Даша поприветствовала сестру. - Привет, Маша! Вот держи, это тебе, - Веник протянул Маше пакет апельсинов. - О, спасибо. Очень кстати, - Маша взяла пакет и поставила на тумбочку, где лежали ещё четыре таких же пакета, - Как говоришь, тебя зовут? - Веник, мы вместе учимся в Бауманке, - объяснил он Маше. - Да, мама говорила, что я там учусь. - Вот ещё, держи, - Даша протянула Маше косметичку. - Дашка! Спасибо тебе огромное! Никогда не думала, что это скажу, но ты прелесть! – Маша принялась изучать содержимое своей косметички, - Вау, мне всё-таки купили эту тушь! - Как ты себя чувствуешь? - Отлично, только кое-что смущает. - Амнезия? Понимаю, - Веник сочувствующе улыбнулся. - У Веника тоже амнезия, - сказала Даша для справки, - Он в отличие от тебя не помнит только последние полгода. - А у тебя это давно? – она обратилась к Венику. - Где-то месяц. - И как? – она с надеждой посмотрела на него. - Он кое-что вспомнил, - ответила за него Даша, - Лучше скажи, как ты восприняла последние новости? - Никак не могу к тебе привыкнуть! Ты очень изменилась. - Это хорошо или плохо? - Я теперь даже не буду стесняться и врать, что мы не родные сёстры. - Из твоих уст это звучит, как комплимент! А как остальное? - Мама… папа… это сложно, думаешь, он вернётся? - Надеюсь, - Даша грустно улыбнулась. - Э… Веник, какое у тебя странное имя! - Это могла сказать только ты, Маша! – не удержалась Даша. - Да нет, ты в первый раз тоже это спрашивала. Отвечаю сразу мне не обидно, а наоборот приятно, Веник сокращённо от Винчестера, а вообще я Вениамин. - А можно я буду звать тебя Веничек? – спросила Маша. Даша напряглась. - Нет! - Даша, ты чего? - Нет! Нет, не могу больше, пить, очень хочу пить! Веник, я там внизу видела автомат с минеральной водой, будь добор принеси, а? - Ладно, тебе с газом или без? - Без, ты не торопись! – она силком вытолкнула его из палаты. - Даш, можно задать вопрос? - С каких это пор тебе нужно разрешение? - Просто странно как-то, Даш, а что у тебя с этим Веничком. - Веником, - поправила Даша, - Он не любит, когда его называют Веничком, очень злится! - Так что? - Ничего. - Мне можешь не врать! – Маша хитро улыбнулась, - В этом деле я профессионал! Просто я же вижу как он на тебя смотрит и как ты на него смотришь! Ну, признавайся? - Ну, мы целовались пару раз, - уклончиво ответила Даша. - Вот это «ничего»! Даже я про такое не говорю «ничего». - Мы просто друзья, Маша, а вообще тебе какое дело? – насторожилась Даша. - Да, не бойся, сестрёнка, он не в моём вкусе, не уведу. Подожди, а мы с Венич… Веником кто друг другу? - Друзья, Маша, просто друзья. И вообще ты всегда говорила, что он зануда и очкарик! И дружишь ты с ним, только потому, что он тебе в Бауманке помогает. Вот, - врала Даша без зазрения совести. - Ну, так что там у вас ещё нового? Как у Женьки с Женькой? - Женька в Лондон уехал, она расстались, Женя теперь с Денисом, они вместе работают на радио. - Радио? Круто! – искренне восхитилась Маша. - Угадай, чья песня занимает первые сточки хит-парадов «Радио активного»? - Серёжи Лазарева? -Лучше, твоя! - Вау! – завизжала Маша и захлопала в ладоши.

Лили: - Ну, всё ясно? – грозно спросила Даша. - Даш, мы, конечно, постараемся, только зря всё это, - Галя поправила очки. - Почему это зря? Ничего не зря! - Всё тайное становится явным, особенно в доме, где живут шесть женщин, - повторила утреннюю фразу сестры Пуговка. - Обещаете? - Даш, ну нельзя же так! Машка рано или поздно всё вспомнит и капец тебе тогда и нам за компанию. - Жень, а представь, что на моём месте была бы не я, Веник и Машка, а ты, Денис и эта его девушка из Уфы. - А почему сразу я? Чуть, что сразу Женя! - Ну, или ты Галя, представь себя, Илью и… Якушеву! - А почему это Якушеву? – подозрительно спросила Галя, вспомнив свои давние страхи. - Ну, потому что Якушева от Маши недалеко падает. - Ну, с этим всё ясно. Но тут совсем другое дело, Мы с Илюшей и Женька с Денисом пары, а вы с Веником просто друзья. - Это пока мы просто друзья, - загадочно сказала Даша. - С этого момента поподробнее! - приказала Пуговка. - Сегодня ночью, мы с Веником… - Что вы с Веником?! – расширили глаза Женя и Галя. - Да не пугайтесь вы так, мы просто целовались. - Просто целовались! Ничего себе просто! Если целуются то это уже не друзья да, Женька? Женя моментально вспыхнула и залилась краской до самых корней волос. - Женька? – переспросила Галя. - Ладно, Даша, раз такое дело мы тебе поможем, - свернула в безопасное русло Женя. - Да, Даш, мы же сёстры, мы должны друг другу помогать, - Сказала это Галя и почувствовала укол совести, а Маша им кто? Не сестра? Но постаралась убедить себя, что так будет лучше, и для Маши, и для Даши. Даша подставила ладошку, Женя накрыла её своей, Пуговка повторила этот же жест, Галя помешкала, но тоже положила свою ладонь. - Обещаем, - хором сказали они. - Привет, девочки! Я только что от Маши, а что у вас тут за сборище? - Да так, мам, сестринские посиделки. И как там Маша? – поинтересовалась Даша, - Мы с Веником у неё сегодня были. - И мы с Ильёй. - Мы с Денисом тоже перед работой заходили. - Да вроде ничего, врач сказал, что её там недельку подержит, а потом домой отправит, а вы как без меня спали? - Нормально. - А ещё… - начала Пуговка, но Даша заткнула ей рот рукой. - А ещё, уже поздно и Пуговке пора спать, - Даша подхватила её на руки и утащила в другую комнату. - Вы что-то скрываете от меня? - Да, нет, мамочка, что ты! – убедила её Женя, - Вон у Гали спроси, она никогда не врёт. - Галь? - А что нам от тебя скрывать? – с невинным видом спросила Галя. - Да, наверное, у меня от бессонной ночи разыгралась паранойя. Ой, ещё одна головная боль, что с бабушкиной квартирой теперь делать? - Мама, на этот счёт не переживай. Мы Полежайкиных попросим, они там мигом всё сделают! С нас только стройматериалы и обед! - А вот где деньги взять на эти стройматериалы. - Деньги не проблемы, мы у Василия попросим, - предложила Галя. - Опять у Василия? - Не опять, а просто так и вообще для него это копейки, а представь, что с бабушкой будет, когда она увидит! - Представь лучше, что с нами будет, если бабушка увидит! Ладно, звони Василию. Галя убежала звонить. - Пуговка уже легла спать, - Даша зашла в гостиную. - Рановато она сегодня. - Просто она сегодня всю ночь не спала, так за Машу переживала! - Я позвонила, Василий завтра отправит нам деньги с водителем. - Одну проблему решили, осталось ещё две, - Людмила Сергеевна достала из сумочки но-шпу и проглотила сразу две таблетки. - Какие? - Первая и главная – Маша, а вторая – Веник. - А что с Веником? – удивилась Даша. - Где он жить будет, в бабушкиной квартире не то, что спать, там даже находится невозможно! Бедный Вениамин, это из-за меня он из общежития ушёл! - Мам, не переживай ты так, - Даша погладила её по голове. - Может он у нас поживёт? - Да! – Даша победно сжала кулак, но поймав на себе заинтересованные взгляды, скривилась, - Да ты что! С ума сошла? Пусть на улице ночует, а лучше на вокзале! - Дашенька, ну мы ж не звери, пусть у нас поживёт. - Ладно, я соглашусь, но только из-за любви ко всем вам, пойду, скажу об этом Венику, - Даша быстро убежала, пока Людмила Сергеевна не передумала. - А Де… - чуть не спросила Женя, но поняв, что только что собиралась сказать, прикусила губу, - а делать то что с Машей? - Ой, не знаю, Женечка, не знаю, ладно настелите Венику на диване, я с Дашей посплю в комнате, - Людмила Сергеевна зевнула и ушла спать. - Галь и что теперь с Денисом делать? - Подожди, мне надо подумать, - Галя села за компьютер и принялась лихорадочно стучать по клавиатуре. - Веник! – Даша вбежала на кухню, где Веник пил чай. - Даша! – подскочил он. - У меня для тебя хорошие новости! – хором сказали они. - Что за новость? – снова вместе спросили они и смущённо улыбнулись друг другу. - Ты говори! - Нет, говори ты, уступаю даме! - Ладно, хорошо я скажу. - Нет, я скажу! - Ладно, Даша, говори. - Мама разрешила тебе пока пожить у нас. Правда, здорово? - Здорово! - А у тебя, что за новости? - Даша, я, кажется, кое-что вспомнил! - Опять? Дай угадаю, ты кого-то ненавидел? Или забыл отключить утюг? Подожди, ты вспомнил, что завтра должен уехать в Питер? Или имя какого-нибудь учённого? - Даш, ну дай сказать. Только не смейся. - А почему я должна смеяться? - Мне кажется, что я был женщиной. - Ааа, Вероникой, - разочарованно протянула Даша. Она-то надеялась, что он вспомнил что-нибудь важное, их поцелуй или выпускной. - Что за Вероника? - Долгая история, я потом расскажу. Ладно, ты иди, спи, тебе в зале расстелили. - В зале? – разочарованно спросил он. - А где же ещё? Ты, что надеялся, что я позволю тебе спать в моей комнате? Обойдешься, всё иди, спи. - Спокойной ночи, Даша! – он с надеждой посмотрел на неё и ушёл. Даша проводила его взглядом, а когда дверь закрылась, опустила голову на стол. Наверное, он никогда ничего толком не вспомнит. А она так и буде ждать и ждать, пока не состарится и не умрёт. Ладненько, пора спать. Даша поднялась и ушла в свою комнату, когда она проходила мимо Веника, то нарочито радостно улыбалась. - Веник отстань, не видишь, я к поступлению готовлюсь! - Даша отодвинулась на диване подальше от него и углубилась в чтение. - Даш, ну зачем тебе театральный? Даша не обратила на него внимания. - Даш, что происходит? С её стороны только молчание. - Объясни мне, наконец! Она переплеснула страницу. - Так и будешь меня игнорировать? Что произошло? - он подвинулся к ней и взял её за руку. Она резко выдернула свои пальцы из его, как будто обожглась. Его это задело и он скрестил руки на груди. - Даша, почему ты так резко меняешься? - Отстань от меня. - Даша, давай поговорим. - Я занята, - она напряжённо вглядывалась в страницы книги, строчки плыли перед глазами, но она ещё пристальнее всматривалась в них. - Да убери ты эту книгу! – он выхватил книгу из её рук и бросил за диван. - Ты что сумасшедший? Это Галина книга! - Оставь эту книгу в покое, давай поговорим. - Нам не о чем разговаривать - А вот как раз есть, Даша, что происходит? Я не понимаю, что между нами происходит. - Я не виновата, что до тебя доходит, как до жирафа, - огрызнулась она. - Я не понимаю тебя, то ты улыбаешься мне, целуешься со мной! - Я же сказала, это ничего не значит, - прошипела она сквозь зубы. - То избегаешь меня или оскорбляешь. Что я тебе такого сделал? - Ничего ты мне не сделал, уйди, дай позаниматься! - Даша, посмотри на меня наконец! - Отстань! - Для тебя, что совсем ничего не значит то, что между нами происходит? Тебя совсем не волнуют наши отношения? - Какие отношения, Веник? Не смеши меня, нет никаких отношений! - Посмотри мне в глаза и повтори это, - он схватил её за подборок и повернул к себе, - повтори, скажи, что наши отношения тебя совсем не волнуют. Она опустила глаза и попыталась вырваться, но он слишком крепко держал её. - Скажи. - Отпусти меня, мне больно! – закричала она. Он разжал руку, но, когда она попыталась встать, повалил её на диван и закрыл своей рукой. - Попробуй теперь сказать, что тебе больно, я тебя даже не касаюсь. Теперь скажи мне всё. - Я тебя ненавижу! Достаточно?! - Ты врёшь! Я не верю тебе! Ты что-то скрываешь и я узнаю, что, понятно?! - Хорошо, я сама тебе это скажу, а лучше покажу, - она подвинулась ближе к нему и нежно поцеловала в губы, - достаточно?! – пока он мешкал после поцелуя, она вскочила с дивана и убежала. - Даша, подожди!!! – Веник вскочил с дивана и бросился за девушкой, но столкнулся с Людмилой Сергеевной. - О, Вениамин! Ты-то мне и нужен! - Зчм? – протараторил Веник, стремясь быстрее догнать Дашу. - Заберёшь Машу из больницы, - до Веника донёсся хлопок входной двери и он понял, что Дашу уже не догонишь. - А что прошла уже неделя? – подумать только уже неделю он живёт здесь, уже неделю Полежайкины делают ремонт в квартире бабушки, уже неделю Даша репетирует пьесы, читает книги, учит басни, стихи, песни, танцы, короче всё, что угодно лишь бы подальше от него, Веника, уже неделю он ломает голову над тем, что же происходит между ними и уже неделю Денис по ночам прячется под Женькиной кроватью. - Да, Вениамин, а мне неделя показалось очень долгой. Заберёшь Машу из больницы, у тебя ведь никаких дел? - Уже никаких, - он с грустью посмотрел в прихожую, - А почему бы вам не забрать Машу? – Венику сейчас совершенно не хотелось возвращаться в угнетающую больничную тишину, хотя какая с Машей может быть тишина? - Ой, а Галина Сергеевна разве ничего не рассказала? Мы же с Пуговкой уезжаем в Красноярск. - В Красноярск? – глаза Веника медленно поползли на лоб. - Ну да, доктор посоветовал. Сказал, что Маша быстрее всё вспомнит, если будет в привычной для неё обстановке. Вот мы с Пуговкой и едем за нашим папой. -Ааа, - протянул Веник, мысли которого были далеко за пределами квартиры. - Ну, так заберёшь Машу? - Конечно, заберу, - кивнул Веник и только сейчас заметил, что Людмила Сергеевна держит в руках чемодан, - а вы что уже уезжаете? - Да, поезд через два часа, присядем на дорожку. Пуговка! Девочка появилась из кухни и села рядом с Бубликом. Веник опустился на подлокотник дивана, а Людмила Сергеевна прямо на чемодан. - Фу, ну счастливого пути! – Людмила Сергеевна поднялась, Веник подхватил её чемодан, - Ой, спасибо, Вениамин! Ну, мы как-нибудь сами, ты лучше иди Машу поскорее забирай, а то бедняжка совсем там заскучала. Пошли, Полина! Тоже мне заскучала, у неё уже третий роман за неделю, а она заскучала! Молоденький медбрат каждый день носит ей шоколадки, а друг её соседки по палате как-то подарил букетик хризантем, а сама же Маша не устаёт твердить о каком-то студенте-практиканте, который вечерами заходит к ней попить чай. - Веник, закрой за нами дверь! – послышался голос Пуговки и он подчинился приказу, - Удачной поездки! Ну что ж, пора ехать за Машей. - Веничек, привет! – Маша сидела на кровати, как обычно при полном параде, и ела шоколадный батончик, - Ой, прости, ты же не любишь, когда тебя Веничек называют. - Да, называй, как хочешь, - он махнул рукой, - ну, что ты готова? - К чему? – не поняла Маша. - К выписке! К чему же ещё? - Ой, а меня уже сегодня выписывают! Ура! – Маша подпрыгнула. - Ну что готова? - Ага, только давай немножко подождём. - Что подождём? – не понял Веник. - Ну, пока моя соседка вернётся с томографии, я ей свой номер не оставила. - С каких это пор ты девушкам номера оставляешь? - У неё такой брат! – Маша мечтательно улыбнулась - Тебе же вроде её друг нравился? - Ну, это я раньше так думала, а вчера, когда я увидела её брата, то поняла, что это любовь! - Всё-таки женские действия не поддаются математической логике и теории вероятности, - сказал Веник куда-то в сторону. - Ну, мы женщины всегда такие нелогичные, - Маша кокетливо улыбнулась, - непостоянные. - Это я уже заметил. Маш, а вот пока мы будем ждать твою соседку, можно с тобой посоветоваться, - Веник сел рядом с ней на кровать. - Веничек, хочу тебя предупредить. Ты не в моём вкусе. -А, ну это ничего. Ты тоже не совсем в моём вкусе. - Как это не в твоём? – Маша расширила глаза. - Ну, то есть. Ты очень красивая девушка, обаятельная, очаровательная, умная и отличный друг, но мне нравится другая. - А-а, Дашка. - А ты откуда знаешь? - Интуиция. - Ох, эта ваша интуиция! - Да, ладно. Просто я вижу, как ты на неё смотришь, и вы всегда ко мне вместе приходите. Будешь шоколадку? – она предложила ему свой недоеденный батончик. - Нет, спасибо. Маша, вот скажи, как объяснить поведение девушки. Если она постоянно на тебя кричит, а в перерывах между скандалами целует, потом избегает, потом снова целует, потом снова кричит и избегает. - Ой, да тут всё понятно. Ты ей нравишься. - А с чего ты это взяла? Мне, например ничего непонятно. - Ну, как тебе объяснить? Целует она тебя, потому, что ты ей нравишься, избегает, потому, что боится обжечься или, что ты узнаешь о её чувствах, но не ответишь ей взаимностью, ну или потому, что она ещё сама не разобралась в своих чувствах к тебе. А, что касается ссор, то она злится на себя за то, что ничего не может с собой делать и продолжает тебя любить, и злиться на тебя за то, что ты не проявляешь инициативы или не делаешь того, что она от тебя ждёт. - Ну, как мне узнать, что она от меня ждёт? - Да, ты не парься так! Ты Дашке тоже нравишься. - Она сама тебе сказала? – Веник с надеждой посмотрел на Машу. - Да, тут и слов не нужно, у неё это даже заметнее, чем у тебя. О, вот и моя соседка. Нина! Веник и Маша поднимались по лестнице, Маша весело бежала впереди, а Веник плёлся сзади с её чемоданами косметики и одежды. - Ну, вот я и дома! – Маша нажала на дверной звонок. - Маша, подожди, там, наверное, никого нет. Я сейчас открою, - но Веник оказался не прав, стоило Маше позвонить, как дверь распахнулась, и Галина Сергеевна и Женя принялись её обнимать. Воронцов топтался сзади. Веник поискал глазами Дашу, но не увидел её. Может ещё не вернулась, а может, не хочет встречать Машу. - Ой, девочки, вы меня задушите! – Маша высвободилась из объятий сестёр, - Веник, отнеси мои вещи ко мне в комнату, Женька приготовь на стол, мы с Веником тортик купили, а я в душ! Эти душевые в больнице, хуже, чем в общежитии. Стоп, а откуда я знаю о душевых в общежитие! Я что там жила? - Долгая история, я потом расскажу, - Галя схватила торт из Машиных рук и толкнула её в ванную, - Ты мойся-мойся! – Маша ничего не должна вспомнить, она ведь поклялась Дашке и не собирается нарушать обещание. - Денис, помоги Венику с Машиной одеждой. Мы с Женей на стол накроем, - Галя схватила Женьку за руку и потащила ну кухню. - Галя, ты чего? - Помнишь, мы Дашке обещали, что сделаем всё, чтобы Маша ничего не вспомнила? -Ну, помню и что? - Так вот. Надо выполнять обещание. Ты последи, чтобы Денис ничего лишнего не ляпнул. - А почему сразу я? - Ну, ты же его девушка. Ммм, а торт-то мой любимый! - Всем привет! – Даша вошла в квартиру, - А по какому поводу праздник? – Женя и Галя накрывали в гостиной на стол. - Угадай кто? – Маша подбежала к Даше сзади и закрыла её глаза ладошками. Их отношения вообще сильно изменились из-за Машиной амнезии. Хотя этому способствовал и Дашин нормальный, по словам Маши, внешний вид. - Машка! – Даша замерла. Этого ещё не хватало! Одно дело, когда они с Веником видятся по полчаса в день, а другое, когда постоянно. Что теперь делать? - Да, я – Маша захлопала в ладоши, - Веник, Денис! Уже всё готово! - А у меня хорошие новости! – заявила Даша, когда все уже сидели за столом. - Какие? – полюбопытствовал Веник, бросив на неё очередной красноречивый взгляд. - Я поступила! - Дашка, поздравляем! – Галя, Женя и Маша обняли её. Денис не скрывал своего удивления, все они были уверенны, что Даша не поступит. А тут такая новость! - Даша, поздравляю тебя с поступлением! – Веник улыбнулся ей и поцеловал в щёку. - Веник, - Даша собиралась возразить, но вспомнив о том, что Маша на неё смотрит, не стала, зачем наступать на те, же грабли. Какой там, у Маши принцип? «Дашка, тебе это нужно? Не нужно? Тогда я себе возьму!», - Спасибо, Веник. - Ну, раз тут такое дело! То это нужно отметить! – Денис улыбнулся своей коронной улыбкой, - Сегодня у нас не день, а праздник, даже втройне праздник, ой даже вчетверне или как там правильно? Короче праздник! Машу выписали, Даша поступила, Людмила Сергеевна с Пуговкой уехали в Красноярск, и теперь мы тут одни, ну и наконец, нам с Женькой повысили зарплату! - Иииии? – Женя посмотрела на Дениса. - И! Вот! – Денис достал из под стола бутылку шампанского. - Денис, ты, что с ума сошёл? – Галя с укором посмотрела на него, - Мы здесь почти все несовершеннолетние. - Это кто все? Нам с Веником и Машкой уже давно можно, а у Дашки вон скоро день рождение. Не занудствуй Галя. Это всего лишь шампанское. И вообще это Женькина идея. - Женя? – Галя посмотрела на сестру. - Ну, Галь мамы дома нет и Пуговки и праздник, Галь. - Ладно, но я пить не буду. - Тебе и не предлагают, Жень, неси бокалы. - Я что вам официанткой нанималась? Женя, подай, Женя, принеси. Ладно, сейчас принесу. - Ой, Веничек, что-то неудобно мне тут сидеть, солнце! – Маша выразительно посмотрела на Веника, - Давай поменяемся местами. - Ну, давай, - Веник занял место рядом с Дашей, а сама Маша села между Галей и Женей. Даша непонимающе уставилась на них, что-то здесь не так. - А вот и бокалы! Денис, разливай! Денис разлил шампанское и протянул каждому по бокалу, даже Гале. Это же всего лишь шампанское. - Так, ну я возьму на себя право сказать тост первым, - Денис встал и поднял бокал, - буду краток, за нас! Все дружно чокнулись. Они допили шампанское, поболтали, доели торт, поговорили ещё, но было как-то не весело. Маша трещала про Лазарева, Веник молчал и смотрел на Дашу, которая старательно отводила взгляд и лишь иногда что-то отвечала. Денис и Женя тихонько переругивались, а Галя, которой стало скучно, вообще ушла к бабушке, где Полежайкины делали ремонт. - Блин, вы какие-то скучные, - бросил Денис. - Ну, раз скучные иди отсюда, - Женя пихнула его в бок. - А что это идея! А пошли в кафе! - Пошли лучше в кино, - предложила Женя, которой просто очень хотелось поспорить с Воронцовым. - Кино, там темно и вообще кино можно дома посмотреть. - А поесть тоже можно дома, - не унималась Женя. - А пошли на дискотеку! – проявила инициативу Маша. - А что мне нравится, - согласился Денис, - Танцы, музыка. - Всё лучше, чем твоё кафе, - Женя тоже согласилась. - Дашка? Веник? - Я за, - согласился Веник, ему, если честно было безразлично, а спорить не хотелось. - А ты Дашка? Даша собиралась отказаться, но перед её глазами вдруг появилась картинка, как Машка обвивает руками шею Веника, а он нежно держит её за талию, они кружатся в танце, их губы… - Нет! - Почему «нет»? – Маша посмотрела на Дашу, - Там же весело, развеешься, отвлечешься. - Я имела в виду, да, я за дискотеку. - Ладно, вы подождите. Мне надо переодеться. - Маша!!! – хором крикнули все. - Что? Я быстро, и вообще танцевать лучше вечером, ну или ночью. И вам всем не мешало бы переодеться, она оглядела всех придирчивым взглядом, - на Даше были джинсы и синяя футболка, на Жене мешковатая футболка и брюки, на Денисе джинсы и майка с надписью «Sexy men», Веник, как и все, был в джинсах и в рубашке. Комната Даши и Маши. Час спустя. Даша сидела на кровати всё в тех же джинсах и в той же футболке и наблюдала за Машей, которая бегала по комнате, как заводная. - Даш, ну я вот не знаю, что мне одеть, вообще нечего одевать. - Платье одень. - Какое? Розовое? - Нет, голубое, но можно и розовое. - Розовое меня полнит. - Машка это не розовое тебя полнит, а те шоколадки, которые ты постоянно ела в больнице и тот торт, которого ты съела больше всех. - Тогда голубое? – Маша сняла с вешалки голубое платье и приложила его к плечам, - Нет, тогда ногти придётся перекрашивать. - Одень тогда юбку. - Какую юбку? Может эту? – она сняла с вешалки короткую светло зелёную юбку, - она под маникюр подходит и под босоножки. - Ну, вот её и одевай. - Но я не знаю с чем её одеть! Всё! Я не куда не пойду, - Маша скрестила руки на груди и легла на кровать, Даша закатила глаза. - Ты это говорила десять минут назад. Маша, у тебя целый шкаф одежды и всегда нечего одеть! Как так можно! - Придумала, - Маша соскочила с кровати, - Я надену своё новое красное платье, оно и под маникюр подходит и под босоножки и у меня даже к нему есть потрясающие серёжки. - Понимаю, что торопить тебя нет смысла, поэтому очень прошу Маша, не передумай. Маша надела платье, босоножки, серёжки и всё, что собиралась. И придирчиво посмотрела на себя в зеркало. - Что опять не так? - Тебе не кажется, что мне лучше накрасить губы прозрачным блеском? - Маша и так хорошо, всё пошли. - Нет, стоп. - Что? Глаза? Сумочка? Браслет? – нервно спросила Даша. - Ты! Комната Жени, Гали и Пуговки. Денис и Веник. - Денис, ты копаешься, как девчонка! Сколько можно? – Веник, который переоделся сорок минут назад, скрестил руки на груди. - Веник, как ты не понимаешь! Я звезда! Вдруг встречу на этой дискотеке Жанначку Фриски или Серёгу Зверева, представь, что они обо мне подумают. - Господи, Денис, ты невозможен! Делай, как я. Футболка, джинсы и готово! - Я и так иду в футболке и джинсах. - Денис, ну оденься в свою любимую одежду. - Тогда надену белую футболку, жилетку и джинсы. Веник, ты мог бы не злиться, я же ради тебя стараюсь. - Мне безразлично, как ты выглядишь, Воронцов. - Васильев, я не об этом! – Денис натягивал джинсы, - я о том, что буду выглядеть классно и подцеплю кучу девчонок и одну из них, так уж и быть, отдам тебе. - А как же Женя? - Ну, я же не для себя, я для тебя. - Мне некто не нужен. - Конечно, опять начнёшь про свою Дашку, мне уже надоело слушать «оду Даше Васнецовой». Дашенька то! Дашенька сё! Не нужен ты ей уже, поздно, Веня! Вокруг полно других красивых девушек. - Кто? Маша? - Маше ты тоже уже не нужен, в мире полно других девушек, кроме сестёр Васнецовых. - Мне кроме Даши никто не нужен. - Что ты в ней нашёл? Она, конечно, ничего, но по-моему есть девушки намного лучше. - Даша, она, такая… - Всё хватит! Я понял. Ладно-ладно, Даша, так, Даша. В комнату постучала Женя. - Воронцов, вы там скоро? Все уже готовы. - Вау! – Воронцов изумлённо открыл рот, - Васнецова, ну ты даёшь! - Я как понимаю, это комплимент? - Ну… - протянул Денис и смущенно улыбнулся. - Ты тоже ничего! – Женя сделала пируэт и оказалась рядом с ним. - Спасибо, Васнецова! Ну, что пойдём? - Пошли, Дашка и Машка уже в прихожей, Веник! - Иду-иду! Нереально громкая музыка. Зажигательные танцы. Энергия так и плещет. В центре танцпола Маша двигается в такт мелодии, вокруг неё собралась толпа парней, старающихся уловить каждое её движение. Денис и Женя танцуют недалеко от неё и, как обычно переругиваются. Маша берёт Веника за руку и тащит в центр зала, Веник отнекивается, но не забывает пританцовывать рядом с ней. Парни злобно сверлят его глазами. - Веник, а ты почему не танцуешь? – Маша двигается вокруг него. - Я танцую. - Ага, тоже мне танцуешь? – Маша еле перекрикивает музыку, - А с Дашкой почему не танцуешь? - Я не могу её найти, - Веник берёт Машу за Талию и они кружатся в танце. - Она там, сидит возле барной стойки, иди, пригласи её. Я попрошу ди-джея поставить какую-нибудь ужасно слащавую мелодию. - А если она откажет? - Не откажет, она только этого и ждёт. Иди, говорю, - Маша кружится вокруг него и резко отпихивает в сторону барной стойки. Веник пробирается сквозь танцующую толпу и наконец-то видит её. - Даша, - он садится рядом с ней, здесь музыка не такая громкая. - Веник? – она изумлённо поднимает бровь. - А ты чего тут сидишь? Скучаешь? Я думал, ты любишь музыку. - Люблю, но здесь одна Машкина попса, - она отпивает коктейль, который стоит рядом с ней. - Даш, а пошли, потанцуем, - предлагает Веник, Машка исполнила обещание. - Пошли, - соглашается Даша, стараясь говорить, как можно ровнее. Веник подаёт ей руку, и они идут в центр танцующих пар, он нежно берёт её за талию, а она опускает голову к нему на плечо, они медленно плывут по танцполу, наслаждаясь моментом. Каждый из них сейчас думает о своём, она просто блаженствует и придаётся короткому мгновению счастья, а он старается доказать ей этим танцам, как сильно она ему нужна и, пусть он ничего не помнит, зато помнит его сердце. Романтичные мотивы сменились заводной RnB мелодией. - Ладно, я пойду, скажи остальным, чтобы меня не теряли, - Даша отстранилась от него. - Ты куда? – он хватает её за руку, боясь вновь потерять. - Домой, сегодня был тяжёлый день, я очень устала, правда, - она легонько высвободила руку и направилась к выходу. - Стой, Даша, - Веник дотронулся до её плеча, от его прикосновения она мгновенно замерла, - Я тебя провожу.

Лили: Они, молча, шли по Московским улицам, их пальцы едва заметно соприкасались. У каждого была своя причина для молчания. Он боялся спугнуть эту мирную зародившуюся между ними идиллию. Боялся, что всё может растаять в одно мгновение, что она снова изменится и превратится в холодную и непреступную. А она, а что она? Ей не нужно было слов, хватало того, что он рядом, чувствовать его присутствие, тепло его тела на своей коже, этого было достаточно для того чтобы в животе порхала стая бабочек, а голова кружилась от пьянящего чувства. - Даша, - он нарушил тишину, его голос был тихим. - Да, - эхом отозвалась она. - Хочу, чтобы ты знала, я люблю тебя и никогда не отступлюсь. - Тогда хочу, чтобы ты тоже знал, мне приятно это слышать и возможно это те самые слова, которые я больше всего хотела услышать, но я боюсь, - Даша сделала глубокий вдох, - Боюсь, что всё это окажется сном или опять случится что-нибудь из ряда вон выходящее. Амнезия или ты полюбишь другую, или тебя заберут в армию, да много всего, что может развеять твои чувства ко мне. - Знаешь, ещё, я хочу, чтобы ты знала, что чтобы тебе не говорили, чтобы не произошло, чтобы ты не увидела, я всегда буду любить только тебя, пусть я забуду, моё сердце всегда будет с тобой. Оно твоё на веки. - Звучит обнадёживающе, - усмехнулась Даша, вновь пытаясь скрыть за иронией свои истинные чувства. Он вдруг резко остановился, встал напротив Даши и взял её за руки. - Даша, посмотри мне в глаза, - попросил он, она подчинилась, разве могла она противиться пьянящему чувству любви или это так действовал коктейль, который она выпила, - Ты мне веришь? Она не ответила. - Веришь? Мне важно это знать. - Я… хочу….тебе…верить… но… это сложно…. Не могу объяснить. - Просто поверь, - он поднёс её руки к своим губам и поцеловал их, - теперь веришь? - Не знаю, верю, наверное, верю. - Я понимаю, тебе нужно время, - он отпустил её руки и быстро зашагал вперёд. - Ты обижаешься? – она догнала его. - Нет, я всё прекрасно понимаю. Я сам виноват, сам поставил себя в эту дурацкую ситуацию. - Всё хорошо. Ты не виноват. Я верю тебе. - Правда? - Правда, верю, как самой себе, даже больше, чем самой себе. - Маша, ты чего так поздно? Где Женя и Денис? Даша и Веник? – Галя открыла дверь старшей сестре. - Не поздно, а рано, - Маша посмотрела на часы 4:15, - Женька с Денисом ещё танцуют, ну, мы на дискотеку ходили, а насчёт Даши и Веника не знаю. А ты чего не спишь? - Бессонница, я вообще у бабушки в квартире уснула, вот недавно проснулась и сразу домой. Смотрю, а никого нет. Вы где были? - А, я же не сказала, мы в клуб ходили. Так здорово было! Жалко, что ты не пошла, взяла бы своего Полежайкина. - Вообще-то меня не приглашали, - обиделась Галя. - Галь, ну не обижайся. Мы вообще как-то спонтанно собрались. Ладно, я спать, с ног валюсь от усталости, - Маша стянула босоножки и бросила их в угол. Маша пошла в свою комнату, Галя пошла за ней, чтобы проследить, где ещё Маша будет бросать свои вещи, а то потом опять будет бегать с утра и искать. - О, - округлились глаза девочек, когда они зашли в комнату. Даша и Веник лежали на кровати в обнимку и мирно спали. - Кажется мы не вовремя, - пискнула Маша и подмигнула Гале. - Веник вроде в одежде. - Галя! О чём ты думаешь?! Ай-яй-яй! - Ни о чём таком я не думаю, просто-просто, ладно, Маша, пошли отсюда, - Галя поманила сестру пальцем из комнаты и они тихонько прокрались в спальню Гали, Жени и Полины. Даша сладко зевнула и потянулась на кровати. Стоп. Что происходит? Она распахнула глаза и увидела, что находится в своей комнате, на своей кровати, также она с удивлением обнаружила, что её голова лежит на груди Веника, а его рука на её плече. Она поморщилась, силясь вспомнить, что вчера произошло. Поступление. Чай с тортом. Шампанское. Чёрное платье Машки. Музыка. Коктейль. Танец. Ночь. Прогулка. Признание в любви. Поцелуй. Поцелуй. Много поцелуев. Дом. Кровать Что?????????!!!!!! Воспоминание о вчерашней ночи обрушились на неё потоком. Что теперь делать? Надо уйти, надо уйти! Так, без паники, надо бежать! Даша осторожно встала с кровати и, вытащив из шкафа первую попавшуюся одежду, прокралась на цыпочках в прихожую и ушла. Сон. Какой приятный сон. Веник разочарованно понял, что просыпается и, что он не сможет досмотреть этот прекрасный сон. Дашенька… ммм… он попытался вернуться в прекрасное царство сна, но это оказалось невозможным. Он нехотя приоткрыл глаза и первое, что он увидел, был белый плюшевый медведь. Стоп. У него в общежитии никогда не было белых медведей, что за ерунда? И в квартире Антонины Семёновной тоже не было, только пауки. Он кое-как открыл глаза. Комната Даши. Так это был не сон!!!! Он огляделся, Даши в комнате не было, может она уже встала. Раздался стук в дверь и голос Маши. - Веник, Дашка, я войду? - Да-да, - Веник сел в кровати и натянул одеяло до горла. Маша приоткрыла дверь и заглянула в щёлочку. - Да входи ты. - Угу, - Маша вошла, - Веник, вот держи, я принесла твои брюки, - она бросила их на кровать, - В коридоре нашла, - пояснила Маша. - А-а, - тупо протянул Веник, вспоминая, как он оставил там брюки. - Вас с Дашкой можно поздравить? Ой, а где Дашка? - А она разве не дома? – забеспокоился Веник. - Ннннет, - неуверенно ответила Маша, - Наверное, нет. Не знаю, может она… в душе? - Может, аааааааа – его пронзила дикая боль, и он согнулся пополам. - Веничек, что с тобой? – Маша кинулась к нему, - Веничек? - Я всё вспомнил! - Всё вспомнил?! – Маша кинулась к нему на шею, - Я сейчас принесу воды, - опомнилась она и убежала на кухню, Веник тем временем напряжённо массировал виски, свыкаясь с собственным прошлым. - Вот, выпей! – Маша протянула ему стакан, Веник залпом осушил его, - Тебе лучше? - Да, - кивнул он, пустым взглядом, глядя вперёд, вдруг его взгляд резко поменялся, - Даша! - Веник, Веничек, успокойся, нам срочно нужно в больницу. - Зачем?! - Веник, мы должны показаться доктору. Быстрее, в больницу, ты же не хочешь опять всё забыть или, кто знает, что там ещё может случиться. - А Даша?! – спросил Веник, потому что его мозг отказывался реагировать на другие звуки, - Даша? - Мы скажем Дашке, давай собирайся, поехали к врачу. А то Дашке ой как не понравится, если с тобой что-нибудь случится. Всё, собирайся. Это не обсуждается, - Маша швырнула в него рубашку, которую подняла с пола, - Жду тебя в гостиной. - Галя! – Маша вбежала в гостиную, - Галя! Галя! - Что? Потоп? Пожар? Умер кто-то? Илья? Метеорит упал на землю? Изобрели машину времени? - Нет-нет, Веник всё вспомнил! - Уиииии! – Галя подпрыгнула, - А Дашка? Что Дашка? А предложение он кому делал? - Дашки нет дома, а предложение… ты о чём? - Ой, - пискнула Галя и закрыла рот ладонью. - Что значит «кому»? - Маша, ты опять ничего не поняла! – упрекнула её Галя. - Не поняла? Ты о чём? Ой, Галь, ты же знаешь, я во всём этом не разбираюсь, и вообще мужчины не любят умных женщин. Ой, прости, ну будем считать, что Полежайкин исключение, - Маша махнула рукой куда-то в сторону. - А Дашка знает, что он всё вспомнил? – уточнила Галя. - Пока нет. - Надо же ей сказать! – Галя кинулась к телефону. - Нет! – вскрикнула Маша. - Почему это «нет»? – Галина Сергеевна насторожилась. - Ну, как почему? Галь, ты вроде умная, а элементарных вещей не понимаешь. - Элементарных! Ух, ты, какие мы слова знаем! – обиделась Галя. Как можно усомниться в её гениальности? Кто вообще может это сделать? Да ещё и Маша? Маша не обратила внимания на её выпад. - Лучше будет, если Веник сам Дашке скажет. Чем она это узнает это от нас. - Да, так будет лучше, - согласилась Галя, но в её голосе всё ещё слышались нотки недоверия. - Маша, я готов! – послышался из прихожей голос Веника. - Куда это вы? – Галя встала в проходе, между гостиной и прихожей. - В больницу, Венику нужно поговорить с доктором, да и мне не помешает. Скорее бы всё вспомнить! – Маша отодвинула Галю рукой и подбежала к Венику, - Пошли! И они скрылись за дверью, Галя закусила губу и стала напряжённо теребить косу. Что ей делать? Что-то ту не так? Или у нё уже мания и Маша действует исключительно от чистого сердца? Нет что-то здесь определённо не так. - Ваш кофе. - Да, спасибо, - кивнула Даша и сделала глоток обжигающего бодрящего напитка. После небольшой прогулки по знакомым улицам мысли наконец-то стали выстраиваться в логические цепочки. Теперь её даже почти устраивала сложившаяся ситуация, просто это было так неожиданно. Они до этого почти не общались, т.е. общались, но все романтические действия с его стороны Даша обрубала под самый корень, а себя тщательно контролировала, а тут такое. Она даже уже не помнит, как они дошли до дома. Всё было так спонтанно, хотя может так всегда и бывает, надо у Машки спросить. Она помнит, как догнала его, как сказала, что верит ему больше, чем самой себе. Как потом поцеловала его, но она не ожидала, что за этим поцелуем последует ещё один и потом снова, и снова. Она лишь хотела коротко чмокнуть его губы, доказать, что она, действительно, верит ему, чтобы успокоить его, попросить прощение за свое поведение. Но видимо чувства и действия алкоголя оказались сильнее здравого смысла. Как они вообще оказались дома, абсолютно отсутствовала в её голове. Она помнит, как открывала дверь, как не хотела расставаться с ним, как он целовал её в дверях, дальше всё было, как на автомате. Мозг отключился, разум тоже и она полностью подчинилась своему телу, её пальцы расстегивали его рубашку, зарывались в его волосы, губы вытворяли такое, что ей даже и не снилось. Столько всего было, дикая страсть, агония, пожар! Это можно описывать бесконечно! Но что делать теперь? Как он отнесётся ко всему этому, как ей теперь вести себя, как смотреть ему в глаза, а сёстры? Как они отреагируют? Наверняка Машка уже видела Веника у нас в комнате. А где была Галя, когда они вернулись? Господи, что же она наделала? Тихо-тихо, без паники, мысли должны быть в порядке, голова должна быть светлой и чистой. Может всё и к лучшему. Ей ведь понравилось и ему понравилось, она в этом не сомневалась. Раздался телефонный звонок, Даша вытащила телефон, но на дисплее высветилось «дом», значит не он, почему он до сих пор не звонит? Вдох-выдох. - Ало, - она поднесла телефон к уху. - Дашка! – раздался возбуждённый голос Галины Сергеевной. - Что?! – испугалась Даша, - Веник?! – было первое, что пришло в голову. - Да, Веник! Веник! Он всё вспомнил! – крикнула Галя в трубку, она кричала что-то ещё, но Даша её уже не слушала, она сорвалась с места и побежала домой. Быстрее, быстрее домой! Если и можно было бы найти в этот момент счастливее человека, чем Васнецова Дарья, то это был только Вениамин Васильев. Несколько минут назад. Галя сделала ещё один круг вокруг дивана, Илья едва успевал вращать голову, чтобы наблюдать за ней. - Ты чё делаешь, Галин Сергевна? – недоуменно спросил он. - Думаю, - коротко сказала Галя и продолжала наворачивать круги вокруг дивана. Её по-прежнему терзали сомнения. Она снова оказалась между двух огней, почему снова она? Почему не Женька? Не Пуговка? С одной стороны Маша права и Венику действительно лучше всё сказать самому. А с другой Машка уже столько раз плела интриги, можно ли ей верить и не совершает ли она, Галя, большую ошибку, не сообщая Дашке эту новость? А Дашка, кстати, имеет самые большие права на то, чтобы всё узнать. Ладно. Решено, надо звонить Даше. Даша бежала по лестнице, Веник! Веник! Всё вспомнил! Вспомнил! Жихарева проводила её взглядом, полным недоумения, когда ликующая Даша пробегала мимо неё с криками «Вспомнил! Вспомнил всё! Он меня вспомнил!». Оказавшись на собственном этаже, она по привычке распахнула дверь в бабушкину квартиру, которая почему-то была открыта. Лучше бы она этого не делала. На её лице играла счастливая улыбка, глаза горели, а волосы были растрёпанны от быстрого бега, в голове крутилась только одна мысль «Вспомнил! Вспомнил!» и до неё не сразу дошло то, что она видит. Веник стоял, приклонив колено перед Машей, и держал её за руку. Когда происходящее наконец-то дошло до неё, она сорвалась с места и убежала, просто убежала. А что ей ещё оставалось делать? Маша и Веник. Некоторое время назад. - Веничек, мне Галя про какое-то предложение говорила, - лепетала Маша по дороге из больницы. Доктор обрадовал своим прогнозом, и сказал Венику пить какие-то таблетки каждый день, а ещё еженедельно посещать больницу и говорить о своём самочувствие. - Маша, совсем забыл тебе сказать. Я хочу сделать Даше предложение. - Вау! – взвизгнула Маша и обняла его,- Поздравляю! - Думаешь, она согласится? - Конечно, ещё спрашиваешь? – удивилась Маша. - Просто, она школу только закончила, да я и сам ещё учусь. - А ты сам-то хочешь провести с ней всю свою жизнь? - Больше всего на свете, - искренне ответил Веник, и на его лице появилась счастливая улыбка. Он представлял их совместное будущее, свадьбу. - А ты уже купил кольцо? - Блин, - Веник остановился и стал биться головой об дуб, который находился ближе всего к нему, - у меня же нет кольца! - Тихо-тихо, Веничек, - Маша пыталась оттащить его от дерева. Люди с интересом косились на них. - Не купил! - Веничек, прекрати. На нас люди смотрят. Это разве проблема? Сейчас пойдём и купим колечко, только перестань биться головой, - Маше наконец-то удалось успокоить Веника. - Где купим? - А тут есть хорошенький ювелирный магазинчик через дорогу, я там такие серёжки видела! - А почему же ты их не купишь? - Где я возьму пятнадцать тысяч? - Маша, клянусь, если Даша станет моей женой, я куплю тебе эти серёжки! - Ууууу! Веничек! Спасибо! – Маша захлопала в ладоши. - Даша сначала ещё согласиться должна. - Не переживая. Я тебе помогу, я всё беру на себя, всё быстро в магазин за кольцом. - А ты уверенна, что Даше это кольцо понравится? – спросил Веник, разглядывая тонкое золоте колечко с маленьким брильянтом в бархатной красной коробочке в виде сердца. - Конечно, уверенна! Это же бриллиант! - А может, надо было купить то из белого золота? Она всё-таки бывший гот, а у готов вроде жёлтое золото не в почёте. - Успокойся, Веничек! Дашка будет рада любому кольцу! – Маша отвлеклась от разговора с продавщицей в цветочном магазинчике, - Нет, нам красные розы, кремовые нам не нужны. - Просто кремовые розы я думаю лучше, подходят для такого повода. - Нет, красные и оформите красивее. - Хорошо, красные, так красные. Вот держите. - Спасибо, - Маша взяла букет из её рук, - Веничек, успокойся. Всё пошли. - Так цветы, кольцо, шампанское, свечи, - Маша загибала пальцы, стоя в зале бабушкиной квартиры. - Маша, ну всё. Давай уже звать Дашу. - Веник, ты, что совсем с ума сошёл! – вскрикнула Маша, - Ничего же не готово. И вообще предложение лучше делать вечером, часов в восемь скажем. - Я хочу уже быстрее, - он нетерпеливо вертел в руках бархатную коробочку. - Потерпи. Терпение. Терпение. Так, здесь мы накроем стол. Шампанское, фрукты, остальное вам вряд ли понадобится. Тут поставим свечи, - она смела рукой с комода какие-то газеты и книги, тут тоже поставим свечи. Включим музыку, - она достала из сумочки диск, - Что ещё? Ах, да. Розы, розы, лепестки роз, мы сделаем из них дорожку к кольцу, а лучше к тебе. - Маша, я думал, что просто спрошу у неё, согласна ли она. - Мужчины! Никакой романтики! – фыркнула Маша, - И как ты собирался сделать ей предложение. Прийти к ней и сказать: « Эй, Дашка, я тут сидел и решил, мы с тобой поженимся. А чуть не забыл, ты согласна?» - Маша, как ты плохо обо мне думаешь. Я человек из интеллигентной петербургской семьи. - Ладно, интеллигент, давай покажу, как надо делать, - Маша выхватила кольцо из его рук, - Встаёшь на колено, нежно берёшь её за руку, смотришь в глаза. Вот так, - она показала, - И говоришь: «Дашенька, ты самая лучшая девушка во всей вселенной, я люблю тебя и хочу провести с тобой всю свою жизнь. Ты выйдешь за меня?», понятно? - Да, - кивнул Веник. - Потом надеваешь кольцо ей на палец, а дальше уж как пойдёт. Короче, импровизирую, - Маша поднялась с колена и обтряхнула платье, - Всё, давай теперь сам, - она сунула кольцо ему в руку. - Что делать предложение? Прямо тебе? Я не могу. - Но я, же тебе как-то только что сделала. Давай показывай, если не хочешь, обложатся перед Дашкой. Веник встал на колено. - Маша, не могу я! - Но представь, что я Даша. - А можно глаза закрыть? - Веник! А ещё говорят, что я глупая! Как ты с закрытыми глазами будешь смотреть ей в глаза? Всё давай. Поднимайся и ещё раз. Дубль два. Веник встал на колено и взял Машу за руку. - Стоп. Мне кажется или я что-то слышал? – вдруг спросил он, - Кажется кто-то приходил. - Тебе показалось. Всё. Давай ещё раз. Дубль три. - Ну, что? – забеспокоился Веник, когда Маша в очередной раз набирала Дашин номер. - Не берёт, - изрекла вердикт Маша, - Пошли, что ль у Гали спросим, может она знает, почему Дашка трубку не берёт, - Маша бросила взгляд на часы. Четыре часа. - Ну, пошли, - Веник поплёлся за ней, неужели Даша теперь не будет с ним разговаривать из-за того, что было этой ночью. Он должен был себя контролировать. - Галя! – Маша влетела в квартиру. - Что? – Галя подпрыгнула от неожиданности. - Где Дашка? - Не знаю я, а что? – Галя оглядела сестру и Веника, - что-то случилось? - Случилось. Мы с Веником ей звоним-звоним, а она не берёт. Она вообще с утра дома была? - Нет, не была. Не знаю, мы с Ильёй в кафе ходили. Вроде не была. Что случилось-то? – забеспокоилась Галя, неужели её звонок был ошибкой. - Вот он, - она показала на Веника, - Должен через четыре часа сделать Дашке предложения, вон в той квартире, - она указала пальцем в сторону входной двери, - а вот Дашка, - она неопределённо обвела комнату взглядом, - должна быть здесь через три часа. Потому что я должна сделать ей макияж, причёску. А её нет! Да, она к тому же трубку не берёт! Галя упала на стул. - Веник, а разве Дашка тебе сегодня не звонила? - Нет, я не видел её, - он запнулся, - давно, в общем, не видел её и не слышал, Галя, ты что-то знаешь? - Нет, то есть, да. Я сказала всё Дашке. - Галя, я же просила! – обвинила её Маша. - Что «всё»? – не понял Веник. - Что ты всё вспомнил. Но она так обрадовалась, я думала, что она сразу к тебе пойдёт. - Тогда почему она не пришла? – Веник начал серьёзно беспокоится и стал биться головой об стену. Галя посмотрела на него и стала биться головой об стол. Маша посмотрела на Веника, потом на Галю, и не в силах придумать, что ей делать, стала биться головой об дверь. - Что здесь происходит? – Женя и Денис, которые только что вошли в квартиру, уставились на Галю, Машу и Веника, которые бились головой. - Эй, прекратите! Вы нам квартиру разнесете! – Женя оттащила Машу от двери. - И себе головы, - Денис подхватил Галю на руки и бросил на диван. - Да-да, Веник, прекрати, - Денис и Женя взяли его под руки и оттолкнули от стены, - что здесь вообще происходит? - Веник вспомнил, ему надо сделать предложение, а Даша не берёт трубку и не звонит, - протараторила Маша и заплакала. - Так. Веник вспомнил, что Маша сделала Даше предложение и не позвонила ему, поэтому он сошёл с ума и стал биться головой об стену? – удивлённо спросил Денис. - Ну, ты дебил, Воронцов! – Женя шутливо ударила его по голове, - Это Маша всё вспомнила и решила, что Веник сделал ей предложение, и сказала об этом Даше, Даша обиделась и теперь не берёт трубку. - Нет. Это Веник вспомнил, что-то я совсем запутался. - Да, я тоже ничего не поняла. Галя объясни. - В общем слушайте. Ой, одну минутку. Веник, прекрати! Слушайте… а потом вы пришли, - закончила она свой рассказ. - Теперь всё понятно, - Денис положил свою руку на плечо Жене. - Эй, - Женя собралась скинуть свою руку, но он остановил её. - Жень, я же твой парень. Имею право обнять свою любимую девушку. - Я тебе, покажу любимую! – фыркнула Женя и покосилась на его руку, на своём плече, но не стала стряхивать её. - Я вообще не понимаю в чём проблема. Ну, не берёт и не берёт. Может телефон разрядился или ещё что-нибудь. Она уже взрослая девушка. - Легко тебе, Денис, говорить, - Веник ходил из угла в угол и периодически набирал Дашу. - О, звонок в дверь! А вы волновались, пришла Даша! – Женя пошла открывать дверь, все пулей кинулись в прихожую. - Девочки! – Сергей Алексеевич распахнул объятья. - А это ты, - разочарованно протянула Маша и похлопала Веника по плечу. - Что значит «а это ты»? вы, что не рады меня видеть? - Папа! – Галя и Женя кинулись к нему на шею, Маша помедлила, но последовала их примеру, - Папочка! – Пуговка, которая тоже приехала, обняла папу вместе с девочками. - Подожди, а где мама? – Галя отстранилась от папы. - В Канаду уехала, - ответила Пуговка. - Как в Канаду? – ахнули Женя и Маша. - Да, успокойтесь вы. Здесь я, - Людмила Сергеевна показалась из-за плеча Сергея Алексеевича. - Мама! – Маша, Женя и Галя кинулись к ней на шею. - Вы что, правда, подумали, что я снова вас брошу? Никуда я теперь от вас не денусь, - она обняла дочек. - Папа? – Галя вопросительно посмотрела на него, девочки последовали её примеру. - Что? Я? Ну, я тоже пока не куда не собираюсь. - Что значит «пока»? – насторожилась Женя. - Да, успокойтесь вы. Пошли лучше чай пить. Мы такой торт купили! С кремом! Как ты любишь, Маша! - Папа, вообще-то мне сейчас не до торта. - Что опять на диете? - Есть причины посерьёзнее. Идём, Веник, у нас с тобой много дел, - она взяла его за руку и потащила на площадку. - Ой, Веник, и ты здесь! - Здравствуйте, Сергей Алексеевич, - поздоровался Веник и последовал за Машей. - Подождите, - Людмила Сергеевна встала в проходе, - Маша, папа только приехал, а ты уходишь! Что за неуважение, его не было полгода! - Мама, это важно. Мы с Веником уходим, у нас много дел. - Маша, опять началось! Оставь Веника в покое! Папа только приехал! - Успокойся, Люда, я сам виноват. Я не должен был уезжать, я поступил эгоистично, - Сергей Алексеевич опустил глаза в пол. - Нет, Серёжа, я не позволю Маше уйти! - Мама, это важно. Мы должны торопиться. - Маша! Я понял! – вдруг крикнул Веник и стал биться головой об плакат Серёжи Лазарева, висящий на двери в ванную. - Веник, что ты понял? - Маша, а что если она приходила, приходила и видела нашу репетицию? Помнишь, я говорил, что что-то слышал? - Что теперь делать? Веник, нам надо бежать! Надо найти её! – Маша схватила его за руку. - Маша, немедленно объясни, что здесь происходит? – Людмила Сергеевна скрестила руки на груди, вся семья с интересом наблюдала за странным диалогом Маши и Веника.

Лили: - То есть, Даши нет с самого утра? И она не бёрёт трубку? И она подумала, что Веник сделал Маше предложение? - Люда, но почему возвращение блудного родителя никогда не проходит гладко? - Сначала Пуговка, теперь вот Даша, - Людмила Сергеевна достала из сумочки но-шпу, выпила одну таблетку, а другую дала Серёже. - А может она, как я, пошла, Деда Мороза искать? – спросила Пуговка. - Маша, но может всё хорошо? Даша ведь и раньше уходила на целый день. Может у неё там что-то её готское? - Нет, папа, Дашка изменилась. Она бы обязательно сказала. И вообще она уже давно не гот. - Может в милицию заявить? – спросил Веник. - Веник, какая милиция? – Галина Сергеевна посмотрела на него, как на полоумного. - Она отсутствует с утра, тем более через шесть часов ей восемнадцать. Нас там засмеют. - Ой, а сегодня уже 25? – удивилась Маша. - Может, простите, как вас? - обратился Денис к отцу девочек. - Сергей Алексеевич, - подсказала Женя. - Да, Сергей Алексеевич, может вы, правы, и Даша просто ушла, а телефон разрядился. Может она на дискотеке или на свидание, а мы тут голову ломаем. Веник испепелил его взглядом. - Ну, ладно не на свидание. Просто мне кажется, что с ней ничего не случилось. Она же уже взрослая. - Замолчи, дебил! – шикнула на него Женя. - Женя, нельзя же так со своим молодым человеком. - Прости, Денисушка! – язвительно сказала Женя. - Прощаю, Женечка, как же я могу, не простить свою любимую девушку. Кстати, я Денис, Женин парень, - Воронцов протянул руку Сергею Алексеевичу. - Сергей Алексеевич, Женин папа, - представился он и пожал руку. - Ладно, Дашу надо искать. - Маша с сочувствием посмотрела на Веника, на которого по-другому было просто невозможно смотреть. - Да, Дашу надо искать. Разделимся, - сказала Людмила Сергеевна. - Так, где Даша обычно бывает? - Кафе, соседний двор… - начала перечислять Маша. Страх наполнял её изнутри, проникая в самые тайные уголки сознания. Даша всхлипнула и опустилась на холодный каменный пол рядом с надгробной плитой. Склеп. Она не помнит, как оказалась на кладбище, ноги сами принесли её сюда. Наверное, по старой привычке. В глазах стояли слёзы, она ежилась от холода. Ноги болели от долгой ходьбы, но боль в сердце была гораздо сильнее. Как он мог так поступить с ней! Он разбил её сердце на мелкие осколки, можно ли склеить его? Он говорил, чтобы она верила, и она поверила. Он говорил, что любит, и она любила. А теперь? Пустые слова, всего лишь слова, как она могла, как мог он! Она думала, что он другой, а он оказался таким же как все. А то, что между ними было? Неужели это ничего не значит? Она уткнулась лицом в колени и горько разрыдалась, вой ветра доносился до неё. Страшно, темно и одиноко. Слёзы душили, сердце выло от боли, так, что звенело в ушах, холод и страх парализовали её, она сильнее вжалась в стену и заплакала ещё громче, её плач эхом разнёсся по тёмному склепу, словно умершие вторят её горю. Раздался скрип двери, чья-то большая фигура медленно двигалась к ней, сердце затрепетало, как птица, и в мгновенье сжалось, она попыталась закричать, но с её губ сорвался лишь немой крик боли. - Тихо, - фигура опустилась на колени рядом с ней, - Всё хорошо. Я с тобой. Голос показался ей смутно знакомым, она знает этого человека, ему можно доверять. Не прошло и мгновенья, как она уже рыдала, уткнувшись, в его уверенную, мужскую грудь. Мужчина, отметило её сознание, родной. Она рыдала, на его свитере образовалось мокрое пятно, а она всё рыдала, чувствую себя маленькой девочкой, но с этим мужчиной появилось непонятное чувство безопасности и спокойствия. Так надо. Так можно. Он родной, знакомый. - Всё хорошо, доченька, я с тобой. Папа рядом, - шептал он ей, убаюкивая в своих объятьях. Папа. Вот точно. Это папа, мозг просканировал знакомое слово. Папа. Её папа. Ему можно доверять. - Ой, какая ты холодная? Замёрзла? Подожди, сейчас, - он снял с себя ветровку и она оказалась на Дашиных плечах, - Вот так. А теперь пошли. Пошли домой. Все тебя давно ждут. Все волнуются, - он встал и поднял её на ноги, сама она встать была не в состояние, - Вот так, молодец, пошли домой. Мы все очень волнуемся. Я волнуюсь, мама волнуется, Маша волнуется, а Маша знаешь, как волнуется! Веник, друг твой, места себе не находит. Из ряда слов и звуков, сознание уловило только пять букв: В.Е.Н.И.К. Её ноги подкосились и она стала оседать на пол. - Тихо, тихо, Дашенька, пошли. Мы здесь не останемся, здесь холодно и сыро, ну-ка, пошли, - он взял её за талию и пошёл к выходу из тесного и тёмного склепа. Они двигались между могил, надгробий и памятников, обходили одинокие деревья. Хотя двигался в основном Сергей Алексеевич, а Даша на дрожащих ногах еле плелась вперёд. Темно, а может это от огромного количества слез, она просто ослепла, нет, не ослепла, глаза еле различали силуэты и очертания, иногда улавливая знакомые контуры. - Всё. Мы пришли, - она услышала звук сигнализации, хлопок двери, в ноздри ударил запах кожи и бензина. Потом до неё донёсся рёв мотора. - Вот так, - Сергей Алексеевич завёл машину и поехал домой, через зеркало заднего вида он краем глаза наблюдал за Дашей, которая лежала на заднем сиденье и кажется, уснула. Он включил фары и достал из кармана телефон, набрал номер Люды. - Ну, что? Нашёл? – донёсся до него беспокойный голос жены. - Да. - Где она была? - На кладбище, в склепе. Я уже находил её здесь как-то. - Ну, слава Богу! – облегчённо выдохнула Люда, - Мы тут места себе не находим. Как она сейчас? - Кажется, спит. Видела бы ты, в каком я нашёл её состояния. - Ой, Серёжа, даже думать об этом не хочу. А как она? Не поранилась? С ней всё хорошо? - Да вроде физических повреждений у неё нет, а вот насчёт, душевных я сомневаюсь. Бедняжка и слова связать не могла, когда я её нашёл. Вся тряслась от холода и рыдала. - Ой, Серёжа. Не говори ничего, у меня сердце кровью обливается. Ладно я позвоню Маше и Венику, скажу, что нашлась. Мы с Галей и Пуговкой уже дома. Женя и Денис тоже звонили, скоро будут, но я им тоже позвоню. Успокою. Ты езжай быстрее, хотя не лучше не торопись, езжай аккуратно. - Хорошо, Люда. Пока. Сергей Алексеевич заглушил мотор и легонько похлопал Дашу по плечу. - Даша, вставай, мы приехали. Её веки задрожали, и она чуть приоткрыла глаза. - Даша, пошли. Мы дома,- он подхватил её под руки и помог выйти из машины, - Кстати, с днём рожденья, дочка! Вот тебе и восемнадцать. Совсем взрослая, - он улыбнулся ей, и придерживая за талию повёл в подъезд. Даша по-прежнему молчала, только крепко прижималась к отцу и иногда тихонько всхлипывала. - Ну, вот пришли, - Сергей Алексеевич достал ключ и открыл дверь. Вся семья стояла в прихожей. - Ну, слава Богу! – Людмила Сергеевна кинулась к мужу и дочери. Галя, Женя и Денис облегчённо вздохнули. Маша внимательно смотрела на сестру, ощущая при этом свою вину. Веник стоял чуть в стороне, словно ему каким-то образом запретили приближаться к девушке. - Ну, Дашка, ну напугала ты нас! – крикнула Женя, - Ой, кстати, с днём рождения! - Да уж, весёленький день рождения, - усмехнулся Денис. - Где ты её нашёл? – спросила Галя, которая тоже чувствовала себя виноватой. - На кладбище, в склепе, - коротко ответил Сергей Алексеевич, он всё ещё придерживал дочь. - Даша, как ты себя чувствуешь? – подала голос Маша и подошла к сестре. Даша отшатнулась от неё и крепко вцепилась пальцами в свитер отца. Маша быстро захлопала глазами и отошла, опустив голову. - Маша, не обращай внимания. Она сейчас немного не в себе. Думаю, что ей лучше поспать. Идём, Даша, - Сергей Алексеевич увёл её в комнату, Людмила Сергеевна пошла с ними - М-да, - Денис почесал затылок. - Пошли, что ли чай попьём, у нас же ещё торт есть, - Женя позвала всех на кухню. Только Веник остался в прихожей. - Идём, Веничек, - Маша вернулась за ним и увела к остальным. Они сели за стол, Галина Сергеевна и Женя разливали чай и резали торт. - А всё из-за какой-то случайности! Стоило ей прийти несколькими секундами раньше, и она ничего бы не увидела. Ужас, до чего довела себя! – встрепенулся Денис, - Кстати, мне послышалось, или Сергей Андреевич нашёл её в склепе? - Алексеевич, - машинально поправила Галина Сергеевна. - Даша бывший гот, - объяснила Женя. На кухню вошла Людмила Сергеевна. - Как она? – тут же спросил Веник, до этого на удивление молчаливый. - Спит. Думаю, не стоит беспокоиться, это нервное. Можно и мне чай? – она достала кружку и села за стол. - Это я во всём виноват. Если бы не я с Дашей всё было бы хорошо, - Веник обхватил голову руками. - Нет, это я виновата, - тихо сказала Маша, пристально изучая узор на скатерти, - Если бы я не заставила тебя репетировать, Даша ничего бы не увидела и сейчас вы бы уже были женихом и невестой. - Кажется, я что-то пропустила, – Людмила Сергеевна подняла бровь. - Маша, Веник, это всё я. Если бы я не позвонила, то она не приехала бы и ничего бы не увидела. - Может, хватит выяснять, кто прав, а кто виноват. Это просто неудачное течение обстоятельств. - Да, я согласен с Людмилой Сергеевной, Дашка просто сделала поспешные выводы, - Воронцов ободряюще улыбнулся, - Раздули из мухи слона, проснется и будет, как огурчик. Вы ей всё объясните, и всё встанет на свои места. Happy end. - Веник, иди домой. Она, наверное, проспит до утра, - Маша тронула Веника за плечо, они сидели вдвоём на Машиной кровати и наблюдали за спящей Дашей. Было уже около трёх часов ночи, но никто из дружной компании Васнецовых и их друзей не собирался спать. - Я ещё подожду. Просто хочу ей всё объяснить. - Я тебя понимаю, - Маша опустила голову на его плечо, - Но она ещё не скоро проснётся. А вот тебе надо выспаться. А то, как ты завтра Дашке предложение делать будешь? Ещё не хватало, чтобы произнося самые важные слова, ты уснул у её ног или захрапел, когда вы будете объясняться друг другу в любви, - шутя, добавила она, хотя в её голосе не было и нотки веселья. - Нет, я ещё немного подожду, - он склонил голову набок и глубоко вздохнул. Даша беспокойно спала, волочилась во сне, иногда что-то кричала. - Серёжа, если хочешь, можешь лечь, - Люда посмотрела на мужа, который лежал на матрасе. - Можно? – спросил он. - Ты ещё спрашиваешь? Это я должна спрашивать имею ли, я права находится здесь? - Конечно, имеешь. Ты же их мать. А я… а я повёл себя, как ребёнок. Похоже жизнь меня ничему не научила. - Серёж, ты ещё винишь себя? Я не должна была уезжать в Канаду, не какая мать не поступила бы так. Я плохая, нет отвратительная мать. - Люда, - Серёжа поднялся с пола и сел на край дивана, - каждый из нас имеет права на ошибки, главное во время осознавать их. Ты осознала свою вину – это важно, ты поняла, что поступила неправильно. Девочки любят тебя, ты нужна им. Я это знаю, они очень скучали. А я… - Вот только не начинай. Я виновата и всё тут. Тебя вынудили обстоятельства. Мой поцелуй с Палкиным, то время, что ты один был с девочками, это неправильно, чтобы мать бросала собственных детей. Мне постоянно кажется, что я виновата и… - Люда, они простили тебя. Давно. Ты замечательная мать. Для них главное, чтобы ты была рядом. У нас чудесные девочки, они всё понимают. - Да, дочки у нас что надо. Знаешь, а давай больше никогда не будем их бросать. - А давай! – Сергей Алексеевич задорно улыбнулся и юркнул под одеяло, как давно он скучал по тёплой и уютноё постели. По дому, где тебя любят и ждут. - Веник, я пойду, лягу у бабушки. Очень хочу спать, - Маша зевнула, было уже около четырёх. А они с Веником всё сидели и смотрели на спящую Дашу. - Ой, прости! Я могу уйти? – из вежливости предложил Веник, надеясь, что Маша откажется. - Я пойду, - Маша достала из шкафа пижаму и ушла. Веник подошёл к Дашиной кровати и лёгким движением убрал волосы с её лица, едва касаясь, очертил контур её губ. Поправил красные розы в вазе, стоящей рядом с Дашиной кроватью, провёл подушечками пальцев по её тонкой шее. Даша неожиданно распахнула глаза. - Даша, - Веник улыбнулся. - Ты? – еле выдавила она, садясь на кровати. - Даша, я … - он запнулся, стараясь подобрать нужные слова. - Зачем ты пришёл? – гневно спросила она, - А это что? – её взгляд метнулся к вазе с цветами. - Это розы, они спе… - … специально для меня? Знаю! Убирайся! - Подожди, я сейчас всё объясню. - Ничего не нужно объяснять! Уходи! Не хочу тебя видеть! – она пихнула его к двери, - Вали отсюда и забери свой Веник! – она швырнула вазу в него, но промазала и ваза, ударившись об дверь, рассыпалась на мелкие осколки, алые лепестки застелили собой пол. Веник вздрогнул от резкого звука и покинул комнату, опустив голову. Как только, звуки его шагов стихли, Даша упала на колени и расплакалась. Она плакала, плакала и собирала цветы с пола, плакала и собирала осколки, в надежде сохранить хотя бы их, в надежде склеить всё, что ещё осталось.

Лили: - Доброе утро, Женечка! – Людмила Сергеевна с утра хлопотала у плиты. Впервые за долгие годы вся семья была в сборе. - Даже не верится, что все дома, - Женя встала рядом с мамой и стала помогать ей в приготовление завтрака. - А ты чего так рано встала? Мы вчера так поздно легли. - Мне не привыкать, - отмахнулась Женя, - контрастный душ и зарядка приводят человека в порядок. - Надо взять на заметку. Ну, пожалуй, всё. Завтрак готов, позови, пожалуйста, всех. - Угу, - кивнула Женя и умчалась. - Папочка, доброе утро! – она обняла Сергея Алексеевича, который сидел на диване и не как не мог завязать галстук, - Завтрак готов, пошли есть. - Угу, Женечка, - он по-прежнему возился с галстуком, - не можешь мне помочь? - Попроси маму, - Женя лукаво улыбнулась, - О, Галя, доброе утро! - Доброе-доброе, - Галя просияла, увидев, что папа дома, - Признаться, я думала, что мне всё приснилось. - Галь, я и сам не могу поверить, - Сергей Алексеевич с любовью посмотрел на дочь и ушёл на кухню. - Галь, позови Веника с Денисом на завтрак. А я пойду Машку, Дашку и Пуговку позову. - Веника с Денисом? – Галя удивлённо подняла бровь, - Я думала у нас семейный завтрак, ну, ладно. - Я сама позову Веника и Дениса, - Пуговка вышла из ванной. - Зови, - согласилась Галя и тоже ушла на кухню. Женя вошла в комнату Маши и Даши и вскрикнула, запнувшись обо что-то. - Дашка, ты чего перед дверью расселась? – в сердцах воскликнула Женя, но увидев заплаканные глаза сестры, опустилась на колени рядом с ней, - Даша, у тебя всё хорошо? Даша сидела на полу среди горы осколков и алых лепестков, на её щеках были тёмные пятна от туши, покрасневшие глаза смотрели в пустоту, а сама она прижимала к груди красную розу и медленно покачивалась из стороны в сторону. - У меня всё хорошо, - на автомате ответила она. - Даша, я знаю, что ты подумала и… хотя нет, подожди. Я сейчас! Подожди, никуда не уходи, - Женя напоследок бросила взгляд на сестру и умчалась. - Веник! – в прихожей она столкнулась с ним, - Веник! - Я тоже рад тебя видеть, - сухо ответил он. - Веник, там Дашка. Ты это иди, поговори с ней. Объясни всё. - Она и слушать меня не хочет, - с болью в голосе сказал Веник, Женя на всякий случай чуть отвела его в сторону, так как он находился в опасной близости от стены. - Веник, сейчас она тебя послушает. Уверяю тебя, - Женя похлопала его по плечу наудачу и отправила к Даше. - Даша, - Веник осторожно вошёл в комнату. Даша вздрогнула от знакомого голоса и тут же отбросила розу в сторону, резко, поднявшись. - Что ты здесь делаешь? – холодно спросила она, - Я же сказала, что не хочу тебя видеть. - Нам надо поговорить. Это важно. - Ничего не хочу слушать, - Даша закрыла уши руками и стала напевать какую-то мелодию. Она боялась, что он скажет, что всё было ошибкой, что расскажет об их с Машей свадьбе, что скажет о том, что она ему не нужна или предложит остаться друзьями. В глубине души она понимала, что рано или поздно это случится, но лучше оттянуть этот момент, чтобы хоть ещё чуть-чуть насладиться теплом крохотного лучика надежды. - Даша, почему ты никогда ничего не хочешь слушать? – Веник схватил её за руки, она попыталась вырваться, но он держал её достаточно крепко. - Отпусти! Мне больно! Ты можешь делать хоть что-нибудь, не причиняя боль? – она с силой выдернула свои руки из его и попыталась выбежать из комнаты, но он схватил её за талию, крепко прижав. - Стой! Я тебя никуда не отпущу, пока ты меня не выслушаешь. - Отпусти! – она стала колотить его кулаками в грудь, - Не хочу ничего слушать! – она истерично била его, но он как будто не обращал внимания. - Даже не хочешь слушать, что я всё вспомнил! Я люблю тебя! И хочу, чтобы ты стала моей женой, чёрт возьми! Даша продолжала вырываться. Но внезапно замерла, по её лицу пробежала тень недоверия. Она подняла глаза, и они встретились с его взглядом. Она стояла, как загипнотизированная, и не могла даже пошевелиться. Тело отказывалось слушаться, губы отказывались говорить, а глаза продолжали смотреть в его. Сердце бешено колотилось, словно в одну секунду могло выпрыгнуть из груди. Голова совершенно перестала работать, калейдоскоп эмоций переполнял её от кончиков пальцев до макушки, готовый в одну секунду выплеснуться наружу. Ей хотелось броситься к нему на шею, вдохнуть знакомый запах, ощутить тепло его тела, целовать любимые губы, касаться родной кожи. Но здравый смысл заставлял её стоять и просто смотреть ему в глаза. - Что ты сказал? – еле выдавила она. - Что ты опять всё не так поняла, и мы с Машей не женимся и даже не собирались. - П… правда? - Помнишь, я говорил, чтобы ты верила мне и что, чтобы ты не увидела и не услышала, ты должна знать, что моё сердце всегда твоё. - Помню, - кивнула она и заплакала. - Глупая, мне же кроме тебя никто не нужен, - он улыбнулся и смахнул прозрачный кристаллик с её щеки, - Я же только тебя люблю. - И я. Я тоже только тебя, - она всхлипнула и упала в его объятья. - А где Даша? – спросила Людмила Сергеевна, когда вся семья и даже Воронцов, сидели за кухонным столом, - Маша, иди, сходи, позови её. - Подожди, - остановила её Женя, - Сейчас не самый подходящий момент. - Это почему ещё? – Сергей Алексеевич сделал глоток кофе. - Они там с Веником говорят. И, судя по тому, что ему ещё не вызвали скорую, у них там всё хорошо. - Ну, и, слава Богу! – выдохнула Маша.. - Наконец-то! – Галя облегчённо опустилась на спинку стула. - Я же говорил! Раздули из мухи слона, - подхватил Денис. - А у Даши как с Веником? Серьёзно? - Лучше ты сам у них спроси. – Маша хитро улыбнулась. - Как я понимаю, серьёзно? – уточнил Сергей Алексеевич. - У нас с Веником тоже серьёзно! – заявила Пуговка. - Ой, Пуговка, помолчи, - Маша шутливо пихнула её в бок, - У тебя вон полно мальчиков, а Дашка с Веником такая красивая пара! Пусть они вместе будут. Эх, вот бы и меня кто-нибудь так же любил… - Маша ушла в мечты. - Маша, зачем тебе серьезные отношения?! Не к чему, у тебя и так полно ухажеров, - Галина Сергеевна похлопала в ладоши перед Машиным лицом, тем самым, возвращая её в реальность. Она ещё помнит, чем закончилось в прошлый раз Машино стремление завести серьёзные отношения. В поисках объекта вечной любви она почему-то выбрала Веника. - А что в этом такого? – не понял Сергей Алексеевич, - Маша девушка уже взрослая. Не всю же жизнь романы-однодневки крутить, молодец, Маша, тебе давно пора задуматься о серьёзных отношениях. - Да, какие там отношения? О чём мы вообще говорим? – возмутилась Галина Сергеевна, - У Даши сегодня день рождения. Что делать будем? Дарить что? - Я думала, как обычно, тихий семейный ужин, - предложила Людмила Сергеевна, - Тем более вся семья в сборе. - Да-да, ужин! – воодушевилась Маша. - Думаешь, Дашке понравится? – недоверчиво переспросила Женя. - Устроим им с Веником романтический ужин, для Дашки это лучший подарок будет, у меня даже уже свечи и лепестки роз есть, - Маша вспомнила о вчерашнем несостоявшемся свидание Веника и Даши. - А что это идея! - обрадовалась Галя. - А может лучше тусовку замутим, как в прошлый раз, - предложил Денис. - В какой ещё прошлый раз? – заинтересовалась Людмила Сергеевна. - Ну, на день рождения Дениса, мы на даче хорошо поседели, - спасла положение Женя. - Нет, устроим романтический ужин, - настаивала Маша. - Ужин, так ужин, - согласился Сергей Алексеевич, который помнил, какой вчера была Даша на кладбище. Если для неё это так важно, пусть отметит своё совершеннолетие вместе с Веником. - Вот молодец, папа! Я бы на месте Дашки радовалась подарку. Эх, повезло ей с Веником он добрый, нежный, заботливый… - Нет! – крикнули Женя и Галина Сергеевна. - Девочки, да что с вами сегодня? – Маша удивлённо спросила. - Нервы. Столько всего произошло, - пояснила Галина Сергеевна. - Ну-ну. Ладно, пойду, посмотрю, где там Веник с Дашкой, любовь любовью, а есть то надо, - Маша поднялась из-за стола, но это оказалось лишним, так как Веник и Даша уже вошли. - Доброе утро! – поздоровалась Даша, загадочно улыбаясь. - Доброе утро! – Веник смущённо кивнул и сел рядом с Дашей, их пальцы под столом переплелись. - Ну, наконец-то, а то вели себя, как в детском саду, ей Богу! – Денис ухмыльнулся своей неповторимой улыбкой. - Кто бы говорил, - прошипел Веник, крепче сжав под столом пальцы Даши. - Ну-ну, мальчики, не ссорьтесь! – Маша покачала головой с таким видом, будто только что получила Нобелевскую премию. - Раз у вас всё хорошо, я на работу пойду, - Людмила Сергеевна святилась от счастья. Для неё, как для почти любой женщины, семья была на первом месте. А тут такое событие, за много лет все вместе и все счастливы. - Я тебя провожу, - Сергей Алексеевич встал из-за стола, - Заодно поищу работу. - Ну, пошли. Девочки, мы уходим! До вечера! - Пока! – прозвучал нестройный хор голосов. - Эх, какая погода чудесная! – Маша многозначительно посмотрела на Женю, Галю и Пуговку. - Да, солнышко! – Галя махнула рукой в сторону окна. - Грех дома сидеть, - подхватила Женя. - Веник, - с нажимом произнесла Маша, - тебе не кажется, что в такую погоду дома сидеть противозаконно. - Да, даже Бублик гулять хочет! – поддержала сестёр Пуговка. - Ну, хорошая погода, - Веник рассеяно кивнул, не сводя глаз с Даши. - Я бы в такую погоду с Женей погулял. Женя, пошли в парк, - Денис делал ударение на каждое слово. - Пошли, Денис! В такую погоду ВСЕ пары гуляют! – Женя многозначительно посмотрела на Веника. - Даша, а пошли тоже погуляем, - предложил Веник. Пуговка закатила глаза, наконец-то сообразил! - Погуляем, - повторила Даша, не сводя с Веника влюблённых глаз. - Даша, ты, что в таком виде пойдёшь? – Маша изумлённо посмотрела на сестру, - Пошли, я помогу тебе. - А, по-моему, Даша и так красивая! – Веник с восхищением посмотрел на свою девушку. - Ой, Веничек, ничего ты не понимаешь! Пошли, Даша, - Маша взяла её за локоть и утащила в их комнату. - Короче, Веник, говорю сразу, - начала Галя, - Берёшь Дашу и водишь её где-нибудь до семи часов. В семь приводишь к бабушке в квартиру, там для вас будет накрыт стол. - Отметите её день рождения, - пояснила Женя. - Всё, Веник, надеюсь, ты знаешь, что делать. А то вечно вас мужиков всему учить надо! – Пуговка томно отбросила волосы за спину и пока никто не видит, положила в карман побольше конфет. Веник и Даша шли по тротуару. Серое небо нависало над столицей. - Да уж, солнышко! – Даша недовольно поёжилась от холода. - Замёрзла? – спросил внимательный Веник. - Пошли домой, мне холодно. Мы с утра гуляем. Веник быстро взглянул на наручные часы. Только пять, надо ещё часика два потянуть. - Давай согрею, - Веник остановился и обнял её за талию, ласково прижимая к себе, - Так лучше? - Знаешь, есть ещё один способ согреться. - Какой? - Сегодня мой день рождения и я имею право на желание. Поцелуй меня. Она обвила его шею руками и встала на цыпочки, он нагнулся к ней и легко прикоснулся своими губами к её, потом чуть осмелел и поцеловал нежнее, позже поцелуй стал настойчивее, его руками тем временем изучали её спину и волосы. - Совсем стыд потеряли! – крикнула какая-то старушка, проходя мимо них. Даша смутилась и прекратила поцелуй, спрятав свою голову на груди Веника, она хихикнула. - Веник, пошли отсюда, а? - А пошли в кафе, - предложил он и подмигнул ей. - А пошли, - она хитро улыбнулась и взяла его за руку. - Даша, ты пока закажи что-нибудь, я скоро вернусь, - Веник чмокнул её в дверях кафе и убежал. Она растерянно проводила его взглядом и заняла привычный столик посередине. - Что будите заказывать? – молоденькая официантка излишне вежливо улыбнулась. - Ничего, - коротко ответила Даша. - Ну, тогда я вынуждена вас попросить покинуть наше кафе. - Хорошо, ну принесите кофе какое-нибудь, только не Мокко, - рассеяно сказала она, не переставая поглядывать на дверь. Веника всё не было. Она достала из сумочки телефон и стала просматривать фотографии. - Я к вам сяду? Везде занято, - раздался мужской голос и скрип стула. Даша грозно подняла голову, чтобы поставить наглеца на место, но увидев его лицо, она отпрянула на спинку стула и широко распахнула глаза. - Вы??? - Привет, я сяду? – спросил он. - Странный вопрос, учитывая, что вы… ты уже сидишь, - Даша истерично хихикнула, - А что вам… тебе нужно? - Ваш кофе, - официантка принесла заказ. - Спасибо, - мужчина кивнул и сделал глоток из Дашиной чашки. - Это мой кофе! И мой стол! Убирайтесь! - Ты чего такая невежливая? Делишки как? - Всё было отлично, пока вы не появились, не лезьте в нашу жизнь. - Да не собираюсь я не к кому лезть, а мама как? - Уходите. - Эх, тебе бы в спорт! Злоба – ключ к победе! - Емельян, как вас там? - Владимирович. - Да, Емельян Владимирович, вам лучше вернутся в Канаду и не мешать нам. Папа вернулся из Красноярска, и они с мамой счастливы. Не лезьте в нашу жизнь. - Вернулся, говоришь? Ну, я пойду. Пока. Кстати, с днём рождения! – он встал и направился к выходу. - А откуда вы знаете про мой день рождения? – крикнула Даша ему вслед, но он уже ушёл. - Извини, что так долго, ждал, пока срежут шипы, - Веник подошёл сзади, - Это тебе, - он протянул ей букет кремовых роз. - Спасибо, - она улыбнулась и чмокнула его в щёку. - Значит, бить не будешь? – лукаво спросил он. - Будешь издеваться, получишь розами по физиономии, а так не буду. - Ну, хоть на этом спасибо. Что-то случилось? - С чего ты взял? - По глазам вижу. В них что-то изменилось, - он провёл тыльной стороной ладони по её щеке. - Ты так хорошо можешь видеть мои эмоции? - Нет, наоборот. Для меня это сложно, знаешь, я много раз пытался прочитать в твоём взгляде, о чём ты думаешь, что чувствуешь тогда, когда ты так часто менялась. Но всякий раз, когда мне казалось, что вот, наконец, я тебя понимаю, ты снова менялась. Я терялся в догадках. - Знаешь, я сама иногда не могу понять, что чувствую, - она усмехнулась. - Так что случилось? – он внимательно смотрел в её глаза. - Палкин приехал, как бы он снова не испортил всё, - Даша беспокойно оглянулась на дверь, словно ожидала увидеть там свою мать, целующуюся с канадским хоккеистом. - Не бойся, - он накрыл её руку своей и чуть сжал её пальцы, - Твоя мама мудрая женщина. Она не повторит одну и ту же ошибку дважды. - Надеюсь, что ты прав, - она неопределённо махнула головой и непринужденно улыбнулась, стараясь выбросить беспокойные мысли из головы. - Хочешь, пойдём отсюда, - предложил он, надеясь, что смена обстановки изменит её настроение. - Это не обязательно. Мне уже намного лучше. Когда ты рядом, мне лучше. Спокойнее, - она делала длинные паузы между словами, словно втолковывала маленькому ребёнку, что-то, что он понять не в состояние. - Знаешь, а мне наоборот. Когда ты рядом не могу не о чём кроме тебя думать, хотя, когда тебя нет, тоже не могу больше не о чём думать. Просто, не могу спокойно без эмоций смотреть на тебя. - Я тебя понимаю. Просто под спокойствием я подразумевала то, что мне гораздо спокойнее, когда ты рядом, а не на другом конце города. Так происходящее кажется реальнее. - А я… - начал он, но разговор по душам прервал звонок его телефона, - Извини, - он достал мобильный и ответил. - Да. - Алло, Веничек, всё готово. Где вас носит? - Ещё не время, - он старался отвечать так, чтобы Даша ничего не заподозрила. - Веничек, мы справились гораздо раньше. Чтоб через полчаса были на месте, а то горячее остынет, - приказала Маша. - Хорошо, - он кивнул, что было лишним, учитывая, что Маша его видеть не могла. - Так всё. Пора домой, - Веник достал из бумажника купюру и оставил её на столе. - Что случилось? – Даша непонимающе посмотрела на неё. - Даш, извини, что так вышло. Просто мне позвонили, у меня срочные дела. Я провожу тебя, - он встал и направился к выходу. - Ну как же так? – Даша остановила его, взяв за руку, - Я думала, что встречу своё совершеннолетие с тобой. -Это очень важно. Я обещал. Даша грустно улыбнулась. - К чёрту! – вдруг сказал Веник и наклонил её в поцелуе. - Что это было? – спросила Даша, отойдя от шока. - Это традиция. - Вот Машка коза! – крикнула Даша, когда вдруг начался сильный ливень, - Погода хорошая! Грянул гром, небо заволокло серыми тучами. - Ну, Маша же не делает погоду, - заступился за свою подругу Веник, - Пошли лучше быстрее домой, а то ливень-то какой! – они ускорили шаг. - Подожди, - Веник резко остановился и обернулся назад так, что Даша почти столкнулась с ним. Они стояли впритык друг другу, расстояние между ними было меньше пяти сантиметров. - Что? – смущённо спросила Даша, поймав на себе его странный взгляд. В его взгляде было что-то со смесью восхищения, вожделения и зачарованности. - Ты очень красивая, - тихо прошептал он, обжигая её своим тёплым дыханием. Даша оглядела себя, белое Машкино платье промокло насквозь и прилипло, как вторая кожа, с мокрых волос стекали дождевые капли и, «наверняка, макияж поплыл» - пронеслось у неё в голове. - Очень, - Веник провёл ладонью сначала по её лицу, а потом по шее. Она закусила губу и сделала шаг в его сторону, теперь между ними не протиснулся бы даже лист бумаги. - Знаешь, я тебя люблю, - тихо сказала она, глядя ему в глаза. - Ты никогда раньше не говорила этого, - непонятно почему продолжал шептать он, наверное, потому, что те слова, что звучали между ними, были только их словами, те взгляды, что были между ними, были только их взглядами. Время шло только для них, это была их жизнь, их час, их любовь, для них вращалась Земля, а им… а им были нужны только они. Всё друг для друга. - Люблю, - повторила она, резко ударила молния, освещая всё вокруг, Даша вдруг сорвалась с места и побежала к дому, Веник кинулся за ней. - Ну, пока! – как-то чересчур бодро попрощалась она и собралась заходить в подъезд, но он резко остановил её поцелуем. - Что ты опять делаешь? – спросила она. - Забыла? Традиция. - Я думала, что она распространяется только на двери кафе. - Будем считать, что это исключение, - он открыл дверь и вошёл в подъезд. - Ты куда? У тебя же дела? – спросила она, в надежде, что он останется. - Провожу тебя до квартиры. - Ну, пока! – Даша потянулась к нему, чтобы поцеловать на прощание, но он увернулся, - Что? – не поняла она. - Даш, погоди прощаться. Надо ещё зайти ко мне, ой ну то есть в квартиру к вашей бабушке, - он взял её за руку. - Зачем? – с интересом спросила она. - Сейчас узнаешь, - он открыл дверь и закрыл её глаза руками. - Веник, что ты делаешь? - Подожди, твой день рождения ещё не закончился. Только не подглядывай. Они переступили порог. - Уже можно? - Сейчас одну секунду, они прошли в гостиную. Теперь можно, - он убрал свои ладони с её глаз. Даша застыла от изумления. Что уж говорить, девочки постарались на славу! Комната, освещённая лишь свечами, которые заполняли собой почти все горизонтальные поверхности. Лепестки роз, небрежно разброшенные по полу, в центре стол, бутылка шампанского, два наполненных бокала и ещё много всего вкусного. - Это тебе! – Веник протянул ей букет красных роз, который Маша спрятала за диваном. - Спасибо, надо поставить в вазу, - она принялась изучать комнату в поисках сосуда. - Вот, - Веник указал на две уже готовые вазы, в одну Даша поставила кремовый букет, а в другую красный. - Это подарок тебе от сестёр и родителей, и ещё кое-что, - он достал из шкафа большую коробку, перевязанную розовой лентой. «Маша» - тут же пронеслось в голове у девушки. - Это тебе от Маши, открой. Даша потянула за атласную ленту, в коробке было платье и приложенная открытка. - «Даша, с днём рождение! Вот дарю тебе это платье, а то на тебя не напасешься. Кстати, в глубине коробки есть ещё кое-что, думаю, тебе это понадобится. Маша» - прочитала она вслух. - Примерь, - предложил Веник, - Тебе пойдёт. - Подожди, я скоро, - она ушла в комнату, где спал Веник, и вытащила платье. Нежно-голубой шёлк заструился между пальцами, в другой раз она бы не, за что не надела такое платье, но сейчас лучше оно, чем промокшая белая ткань, думаю, очевидно, что сквозь неё видно гораздо больше, чем необходимо. Даша покопалась в коробке и нашла то, что подвергло её в ужас. Кружевное бельё. Маша в своём уме? Хотя, ум и Маша вещи не совместимые. Даша переоделась в Машины подарки и вышла к Венику, который переоделся в сухую одежду. - Ну как? – неуверенно спросила она. - Ты прекрасна! – восхитился он, вежливо отодвигая для неё стул. - Спасибо, она смущённо улыбнулась. - Даша, - он накрыл её ладонь своей, - Знаешь, раньше я думал, что любовь – это всего лишь электромагнитные импульсы в коре головного мозга, а такое понятие, как любовь с первого взгляда вообще за пределами фантастики. Но, когда я встретил тебя, теории потеряли всякий смысл. Чувства они ведь не подаются законом физики, теории вероятности и математической логике. Я так долго добивался, и казалось, должен был потерять надежду, хотя возможно в какой-то момент так и было, но что-то вот тут, - он приложил руку к груди, - подсказывало мне, что рано или поздно ты ответишь мне взаимностью. - Прости, - она грустно улыбнулась. - Даша, ты не должна извинятся. Ведь сердцу не прикажешь и… я сам пытался заставить своё сердце забыть тебя, уничтожить все ссылки на файлы так сказать, но математическая логика и тут оказалась бессильна. И сейчас я всё больше понимаю тщетность своих действий. Ведь даже эта амнезия, которая заставила мой мозг забыть тебя, не смогла выкинуть тебя из моего сердца, и даже тогда, когда я не знал, кто ты, не помнил, твоего голоса, имени, запаха, моё сердце всегда любило. Искренне любило, пусть я и не сразу это понял. А сейчас, когда я снова всё помню и знаю, что мои чувства взаимны, я хочу сказать тебе кое-что очень важное, но сначала я должен убедиться… - Я тебя люблю, - отчётливо сказала она, - Ты ведь это хотел услышать? Люблю и абсолютно в этом уверена. - И я люблю и полностью уверен, что ты именно та единственная, что уготована мне судьбой. - Две половинки одного сердца, - улыбнулась она. - Два магнита с разными полярностями, - продолжил он. - И всё-таки действуют законы физики, противоположности притягиваются. - Даша, - он опустился на одно колено и протянул ей коробочку из красного бархата, - ты выйдешь за меня? - О, Боже! Ты ещё спрашиваешь? Конечно, да! – она счастливо улыбалась, разве можно отказаться от того, что желаешь больше всего на свете. От того, что так долго просило твоё сердце. Он нежно взял её за руку и надел тонкое золотое колечко с бриллиантом на палец. Даша с трепетом поднесла руку к глазам, маленький бриллиант поблескивал на пальце в свете свечей, отражаясь миллионами солнечных зайчиков, но гораздо ярче сияла её улыбка, его улыбка, их улыбки, их светлое чувство. - Можно пригласить тебя на танец? – заиграла музыка, и Веник галантно взял её за руку и вывел в центр зала. Он нежно обнял её за талию, и они закружились в танце, глядя друг другу в глаза, и находили там всё, что так долго искали. Они наконец-то научились понимать друг друга и видеть истинные чувства за пеленой безразличия. Они наконец-то счастливы. Счастье – такое странное понятия, иногда для счастья достаточно лишь улыбки, а иногда как не крути, не можешь понять, где же взять его, это счастье. А ведь достаточно всего лишь поверить. Поверить в то, что оно есть. Счастье. Даша опустила голову на его плечо, ей ещё никогда не было так спокойно, так хорошо, так уютно. Она могла доверить этому человеку всё, что угодно. Свою тайну, жизнь, могла отдаться ему сама. - Люблю тебя, - шепнул он ей на ухо, обжигая её шею своим дыханием и поцелуем, который медленно перешёл на губы. Поняв его намерения, она мысленно извинилась перед Машкой, и скинула с него пиджак. Его руки не спеша двигались по тонкому голубому шёлку, а её пальцы тем временем уже умелым движением растягивали рубашку. Поцелуи стал более страстными, жаркое дыхание, щекочущее кожу, разжигало огонь в сердцах, пылкие слова, сказанные друг другу, распаляли пожар чувств ещё больше. Они продолжали горячо целоваться, избавляясь от одежды и пламенно изучая тела друг другу. - Подожди, - он отошёл, - Надо отдышаться. Они отпрянули к разным концам комнаты и продолжали хищно смотреть на друг друга. Раз. Два. Три. И они уже в объятьях друг друга. Спасибо, Маша, за хороший подарок! Хотя, он уже не нужен.

Лили: - Что-то Даши долго нет, - Сергей Алексеевич, Маша и Людмила Сергеевна сидели на кухне, и пили чай с остатками торта. Не смотря на то, что сейчас уже далеко за шесть, Маша уплетала за обе щёки, - Может сходить посмотреть, как у них там. - Лучше не надо, - дала совет Маша, которая примерно представляла, чем её сестра сейчас занимается. - Действительно, Серёжа, у неё же день рождение, - успокоила его Людмила Сергеевна, наливая в кружку мужа чай. Сергей Алексеевич сделал глоток. - Даша, что не первый раз не приходит домой и остаётся ночевать с мальчиком? – он чуть не поперхнулся чаем, когда к нему в голову пришла неожиданная мысль. - Успокойся, Серёжа, Даша уже взрослая девушка. Тем более понимаю, если бы она невесть, где была, а то она же через стену от нас. - Да, пап, Дашка уже совершеннолетняя. - Она чуть больше суток совершеннолетняя, - папа стал нервно постукивать по столу. - Не переживай, Даша у нас благоразумная, - Людмила Сергеевна красноречиво посмотрела на Машу, сделав ударение на имени Даши, - И Вениамин тоже очень порядочный молодой человек. - Да, пап, не переживай, - Маша решила сменить тему, - Как у тебя кстати с поиском работы? Сергей Алексеевич понуро опустил голову. - Пока не как, - ответила за мужа Людмила Сергеевна и тут же накрыла его ладонь своей, - Но это не страшно, он же всего день работу искал. - Да, пап, тем более у тебя высшее образование, психологи сейчас везде, нужны, - подбодрила отца Маша. - Я семейный психотерапевт. Они вот не везде нужны. - Серёжа, ну что ты, в самом деле? Миллионы москвичей годами ищут работу. - Вот-вот, - он подпёр подбородок рукой, - У меня все шансы стать одним из них. - Да, я не это имела в виду, в смысле, что миллионы ищут годами и не отчаиваются, а ты занялся поисками только сегодня. - Ну, наверное, ты права, - сказал он после минуты молчания, - Ладно я спать или может всё-таки сходить посмотреть как там у них дела? - Нет, Серёжа, иди, спи, я тоже сейчас лягу. - Люда, я всё-таки схожу. - Нет, папа, давай я схожу и посмотрю, - Маша с уверенностью посмотрела на отца. - Ладно, иди, сходи, - кивнул Сергей Алексеевич и лёг спать. Маша вышла из квартиры, постояла пару минут на площадке и тоже легла спать. Ложась спать её почему-то не покидало ощущение, что завтра произойдёт что-то, что навсегда изменит её жизнь. Васнецовы сидели на кухне и завтракали, каждый из них был занят чем-то своим. Никто не замечал, как Женя незаметно прячет еду для Дениса, который умирал с голоду под её кроватью. Как никто не замечал, что Сергей Алексеевич постоянно поглядывает на дверь, ожидая дочери, которая до сих пор не вернулась, никто не замечал, что Людмила Сергеевна кладёт уже шестую ложку сахара в чай, погрузившись в свои переживания по поводу раннего телефонного звонка человека, которого она не ждала. Никто не замечал, что Маша выглядит сегодня чересчур нарядно даже для неё, никто не обращал внимания на Пуговку, которая съела уже слишком много шоколада, воспользовавшись тем, что Галина Сергеевна, несмотря на запреты родителей о чтение во время еды, прятала учебник под столом и совершенно не смотрела на самую младшую из сестёр. До чуткого слуха Сергея Алексеевича донеслись звуки из прихожей и, он, облегчённо вздохнув, громко произнес: - Ну, наконец-то! – заставив, вздрогнуть остальных членов семьи. - Ой, Сержа, ты меня напугал, - Людмила Сергеевна взялась за сердце, - Зачем так кричать? Тем временем в прихожей. - Даша, пошли, - Веник потянул свою невесту в гостиную, но она упорно сопротивлялась. - Я так не могу, подожди. - Даша, мы же не можем тянуть это вечно. Рано или поздно твои родители узнают о нашей свадьбе. - Веник, ну не могу я так. И вообще лучше поздно. - Ты что испугалась? – игриво спросил он. - Нет, просто… - Ты не хочешь выходить за меня замуж! – закончил он. - Да, тише ты, - шикнула она, - Конечно, хочу. - Докажи. Даша подошла к нему вплотную и поцеловала. - Этого достаточно? Мы ещё можем вернуться в квартиру бабушки, - предложила она. - Нет, Дашенька, этого не достаточно. - Ну, тогда пошли, - она подошла к двери и поманила его пальчиком. - Нет, Дашенька, мы должны всё рассказать твоим родителям, - Веник подхватил её на руки и понёс в кухню. - Здравствуйте! – Веник вошёл на кухню на руках со смеющейся Дашей, изображающей подобие сопротивления. - О-о, - Маша игриво помахала им ручкой, - Доброе утро! - Здравствуйте, Вениамин, - одновременно сказали Людмила Сергеевна и Сергей Алексеевич. - Ой, Дашка, вижу, хорошо ты встретила день рождения, раз сама передвигаться не в силах, - подметила Маша и ткнула Женю в плечо, которая тут же совсем не по-женевски хихикнула. - Да, нет, на самом деле я могу, просто, - начала Даша, но не договорила, заливисто рассмеявшись в очередном приступе смеха. Веник поставил Дашу на ноги. - Доброе утро! – ещё раз поприветствовал он всех, удерживая Дашу за плечи. - Ага, доброе! – глубокий вдох-выдох, так спокойно, о, нет! Она уткнулась в грудь своему новоиспечённому жениху и снова рассмеялась. - Что это с ней? – спросила удивлённая Пуговка. - А, не обращайте внимания, - Веник погладил Дашу по волосам, - У неё это с самого утра, - произнес он и начал глупо улыбаться. - Ничего не поняла, - сказала Пуговка и задумчиво посмотрела вдаль. - Пуговка, счастливым людям иногда свойственно психическое расстройство. Я даже в одной книжке читала… - Ой, Галя, не надо со своими книжными

Лили: - Маша звонила! – Людмила Сергеевна вбежала в гостиную, где вся семья ждала старшую из сестёр Васнецовых. - Ну, слава Богу! – выдохнул Сергей Алексеевич, покачивая заснувшую Пуговку у себя на руках. - И что говорит? – встрепенулся Веник, он прижимал Дашу к себе и перебирал её волосы между пальцами. - Говорит, что у неё всё хорошо. Что она сейчас у хороших людей, чтобы мы не волновались и, что позвонит завтра. - Всё? – спросила Галина Сергеевна - Всё, - отозвалась Людмила Сергеевна, - Знаете, думаю, что у неё действительно всё хорошо. Давайте спать, а то мы уже какой день выспаться не можем? - Ага, - Сергей Алексеевич широко зевнул и подхватив Пуговку на руки у нёс её к ней в комнату. - Пошли, Даша, - Веник и Даша поднялись с дивана и направились в квартиру бабушки. - И вы тоже идите спать, голубки! – Галина Сергеевна легонько пихнула Женю и Дениса, которые уснули, склонив головы друг другу на плечи. - Ууу, - Женя и Денис, нехотя открыли глаза и тут же отпрянули друг от друга. - Ох, Денис, - Людмила Сергеевна развела руки в сторону, - Что же с вами делать? Что-то ты у нас сегодня засиделся, как теперь пойдешь домой по темноте? - Ой, не знаааю, - задумчиво потянул Воронцов. - А знаешь что. Оставайся-ка ты у нас, поспишь в Машки с Дашкой комнате, они всё равно сегодня дома не ночуют. - Спасибо вам, Людмила Сергеевна, вы очень гостеприимна, - Воронцов потянулся и ушёл спать. - А что Машка звонила? - Да, у неё всё хорошо, - ответила Людмила Сергевна. - Вот и прекрасно, - Женя, и Галя тоже ушли в свою комнату. - Доброе утро! – сонно пролепетала Даша, но увидев, что Веник ещё спит, она склонилась над ним и стала с умилением разглядывать своего жениха. Непослушные кудри, тонкие губы, нос с небольшой горбинкой, чётко очерченные скулы. - Доброе утро! – он разомкнул веки и улыбнулся девушке, склонившейся над ним. Он находился в полудреме и от этого до сих пор не мог поверить, что всё это ему не снится. Прекрасное видение сейчас улыбалось ему, а её волосы щекотали его лицо. - Я приготовлю кофе, - прошептала девушка и упорхнула на кухню, поцеловав его в щёку. Он глубоко вдохнул, воздух ещё хранил аромат её волос. - Вот. Кофе, - нимфа снова появилась, - Просыпайся, соня! Завтракать пора. - Не хочу просыпаться, - промямлил он. - Веник, вставай, говорю! Имею право приказывать, как твоя будущая жена! Вставай! - Нет, если я проснусь, виденье исчезнет. - Какое виденье? Вставай! - Ты, прекрасное виденье. - Веничек, никакое я не виденье, так что вставай! - Не виденье? А можешь доказать? - Чем? Розами по очкам? – хитро прищурилась она. - Поцелуем. - Размечтался! Веник, вставай! - Ладно, только дай мне руку. А то я сам не встану. Она протянула ему руку, но видимо он нашёл новый способ проверить реальность происходящего, и увлёк её за собой на диван. - Веник! – начала было возражать она, но её дальнейшие возмущения затерялись в море поцелуев. Если бы они не были так увлечены в этот момент друг другом, то наверняка бы услышали, как скрипнула входная дверь. - О! – Антонина Семёновна застыла у входа в собственную гостиную. То, что предстало перед её глазами, было просто ужасно для глаз человека, воспитанного на устаревших моральных принципах. Её внучка лежала на диване с каким-то парнем, ладно они просто бы лежали, а тут! Руки парня были под майкой девушки, а сама внученька целовалась с парнем, целовалась так, что искры летели! Антонина Семёновна и представить не могла, что поцелуи могу быть такими страстными! В сравнение с этими поцелуями то, что она в своё время вытворяла со своим экс-мужем, было просто верхом целомудрия! Антонина Семёновна, как женщина умная, могла просто уйти и не вмешиваться, но с другой стороны это ведь происходит в ЕЁ квартире, на ЕЁ диване, с ЕЁ внучкой и на ЕЁ глазах! - Кхе-кхе, - прокашлялась она, пока действия парочки влюблённых на диване не переросли в нечто большее. - Бабушка! – глаза Даши расширились, взгляд парня был таким же. - Ну, здравствуй, внучка! – Антонина Семёновна грозно приближалась к дивану. - Здравствуйте, - подал голос парень, - Разрешите представиться. Я Васильев Вениамин Викторович, жених вашей внучки, Дарьи, - с невозмутимым видом проговорил он. От этой наглости Антонина Семёновна аж побагровела. - Жених значит? Дарьи? Вениамин Викторович? Прекрасно! Квартиру им мою подавай! Поднимай свои огромные амбиции с моего дивана и беги, что есть мочи! – Антонина Семёновна схватила ремень Веника со стула. - Беги, Веник! – взвизгнула Даша, которая прекрасно знала свою бабушку. Веник соскочил с дивана и побежал на площадку в одной «шпаргалке», Антонина Семёновна, воинственно размахивая ремнём, понеслась за ним, и, бросив на Дашу злобный взгляд, прорычала. - А с тобой дорогая моя, я ещё разберусь! - Бабушка! – Даша побежала за ними, - Не трогай его! - Даша?! – Людмила Сергеевна столкнулась на площадке с дочерью, которая была в одном белье. - Мама! Сейчас не время! Бабушка приехала! И если я не поспею, останусь вдовой, так и не побывав женой! – Даша бросилась бежать. - Даша!!! – Людмила Сергеевна рванула за ней, какой матери понравится, что её дочь бегает по подъезду в нижнем белье??? - Что здесь происходит??? – Жихарева еле удержалась на ногах, когда мимо неё пробегала странная процессия из парня в трусах, бабушки с ремнём, полуголой девушки и женщины, что-то громко кричавшей, - Семёновна??? – Жихарева прищурилась, чтобы разглядеть, не показалось ли ей, и понеслась следом за ними, дабы убедится в возвращение своей подруги. - Я тебе покажу! Квартиру мою захотел! – Антонина Семёновна размахивала ремнём. - Нет, мне не нужна ваша квартира! – крикнул Веник, петляя между деревьями и удивлёнными прохожими. - Бабушка, он не виноват! Не бей его! – Даша догнала свою решительно настроенную бабушку и стала вырывать орудие убийства из её рук. - Дашенька, оденься! – Людмила Сергеевна остановилась, чтобы отдышатся, и упёрлась руками в колени. - Семёновна! Это ты?! – Жихарева только что догнала всех, для своего возраста, старушка оказалась на удивление резвая. - Квартиру мою захотел отнять! Да, я это! Квартиру ему мою подавай! Сопляк! - Бабушка, не надо! – Даша всё ещё пыталась отнять у неё ремень. - Семёновна, я уже давно его заприметила! Все они такие, а на следующий день рожи их бесстыдные со всех столбов смотрят! Ничего, Семёновна, я тебе помогу! – с этими словами Жихарева погналась за Веником, размахивая костылём. - Мне не нужна ваша квартира! – в очередной раз повторил Веник, но, похоже, его никто не слышал. - Бабулечка, пожалуйста! – взмолилась Даша, но хитрая Антонина Семёновна так просто не сдавалась, она резко потянула ремень на себя и отпустила его, Даша упала на траву. - Ну, теперь держись! – бабушка погналась за Веником. - Дашенька! – Людмила Сергеевна подбежала к дочери, - Что ж ты так, оденься, - она набросила на обнажённые плечи дочери свой летний плащик, который брала на случай, если погода вдруг испортится. - Мама! Надо Венику помогать! - Доченька, он сам разберётся. Ты бы домой шла, оделась, а то люди смотрят. Ты иди, пока бабушка до тебя не добралась, а я тут постараюсь что-нибудь сделать. Папу, Дениса позови. - Точно, папу, Дениса! – Даша сорвалась и побежала домой звать мужчин на подмогу. - Антонина Семёновна, - Веник остановился, - Не надо меня бить, я, честное питерское слово, не хочу отбирать вашу квартиру. - Питерец значит! Понятно! Московскую прописку ему подавай! Веник обречённо вздохнул и принялся бегать от двух бабуль вокруг деревьев и прохожих с новой силой. - Мамочка, выслушай их! – Людмила Сергеевна заняла место Даши. - Антонина Семёновна! – Сергей Алексеевич и Воронцов выбежали, за ними бежала Даша, которая, кажется, проигнорировала просьбы матери одеться. - Антонина Семёновна, не трогайте парня! Я вам сейчас всё объясню! - Серёжа, отстань! – Антонина Семёновна бежала за Веником, - Серёжа! – она вдруг остановилась и побежала к зятю, - Серёженька, вернулся родимый! - Антонина Семёновна, - он распахнул объятья на встречу тёщи. - Серёженька, зятёк мой дорогой! Вернулся, подлец! Совесть проснулась! Фрося, налетай! – теперь процессия выглядела так: Сергей Алексеевич, две бабушки и Людмила Сергеевна. - Да уж, Васнецовы, с вами не соскучишься! – усмехнулся Денис, - А вам, голубки, не мешало бы одеться! – он покосился на Дашу и Веник, которые просто обнимались и смотрели друг на друга. - А, точно! – Веник вдруг смутился, - Пошли, Даша, а то смотрят на тебя тут всякие. - Пошли-пошли, мне и Машки хватило. - Так. Значит, Даша выходит замуж за перспективного физика и квартира им моя не нужна. А Серёжа вернулся и теперь у них с Людмилой всё хорошо, - сделала вывод Антонина Семёновна, когда все наконец-то успокоились, и сидели на кухне, попивая чай с тортом. Хотя, сидели не все, а только сама Антонина Семёновна, Даша, Веник, Пуговка (где торт, там и Пуговка), Бублик (где Пуговка, там и Бублик), Сергей Алексеевич и Галина Сергеевна. Мама была на работе, Женя и Денис на радио, а Маша до сих пор не вернулась, но она позвонила и сказала, что у неё всё хорошо. - Да, бабулечка, - в подтверждение своих слов Даша прильнула к Венику и он, улыбнувшись, чмокнул её в лоб. - Надеюсь, Галя замуж не собралась? А то меня не было всего два месяца, а тут такое! - Нет, нет, бабуля, нам с Илюшей сначала институт надо окончить. - А Маша где? Небось, уже замуж выскочила? - Антонина Семёновна! Какая же вы всё-таки… Семёновна! - Вот подхалим! – она, шутя, пихнула зятя. Раздался звонок. - Извините, - Даша подняла трубку и, судя по тому, как менялось её лицо, это была Маша. - Кто? – поинтересовался Веник. - Это Маша. Веник нам пора. Она сказала, что ждёт нас с тобой в кафе через час. - Ну, пошли, - он обречённо кивнул и они с Дашей ушли. Даша и Веник вошли в кафе, Веник поцеловал её в щёку, когда они только вошли. Что уж поделать? Традиция. - Не надо, - Даша немного отстранилась, предстоящий разговор с Машей её явно не радовал. - Ну, наконец-то, я вас уже заждалась! – Маша была на удивление весёлой, и где-то успела переодеться, - Садитесь, что же вы стоите? Даша и Веник замялись, переглянулись и послушались Машу. - Маша, мы… - начала Даша, но вдруг замолчала, испугавшись сказать лишнее. - Да, не бойтесь вы так. Я не кусаюсь. В общем, я много думала и решила попросить прощение. - И в чём подвох? – Даша подняла бровь. - Да, не в чём. Просто за это время, что я не помнила, произошло столько всего. И вы должны быть вместе. - Наконец-то дошло! – Даша закатила глаза. Веник легонько пнул её под столом. - Маша, мы тоже должны извинится. Мы, действительно, думали, что так будет лучше. - Да, Маша, прости нас, - Даша скривилась, но прощение попросила, тем более, что она тоже была виновата. - Вот и славно. Все счастливы. А теперь познакомьтесь. Это Ник. Ник подошёл сзади к Маше и обнял её за шею. - Ник, - он протянул руку Венику и тот пожал её. - Вениамин, очень приятно. А это моя невеста, Даша. - Мне тоже очень приятно, - Ник улыбнулся Даше. - Рада встрече, - лаконично ответила Даша и впервые за долгое время облегчённо выдохнула. - Мальчики, не оставите нас? – Маша кокетливо повела плечом. - Хорошо, - Ник и Веник вышли. - Ну, что сестрёнка, мир? – примирительно спросила Маша. - Мир. Может, обнимемся? Девушки крепко обнялись и искренне улыбнулись друг другу. - Будем теперь образцово показательными сёстрами? - Машка, я, конечно, постараюсь, но обещать не буду, - Даша иронично прищурилась и вдруг рассмеялась, Маша улыбнулась и тоже залилась смехом. С тех пор прошло два месяца. Всё было хорошо. И если кого-то интересуют, где жили Веник и Денис после возвращения бабушки? То Веник жил в комнате с Дашей, которую Маша любезно уступила, перебравшись вместе со своей кроватью к бабушке, бабушка против не была, поскольку Маша проводила в квартире мало времени, да к тому же готовила и убиралась, Ник влиял на неё положительно. Но об их отношениях чуть позже, вернёмся к жилищным вопросам, Денис Воронцов теперь жил у Жоры, с проживанием разобрались, перейдём к главному. А что у нас главное? Конечно, отношение Даши и Веника. В их отношениях наконец-то наступила белая полоса, гладкой её не назовёшь, ведь мы ещё помним слова Веника: «Каждый проведённый день с тобой, как одна сплошная встряска!». Были споры по поводу свадьбы, учёбы, бытовых проблем, но все они заканчивались либо поцелуями, либо бесконечными извинениями, которые впрочем, тоже приводили к поцелуям. В общем, в их паре царили мир, да любовь, а свадьбу решили праздновать ближе к новому году. Сама Даша училась в театральном институте имени Бориса Щукина и, кстати, с этим выбором она не ошиблась, училась она довольно успешно, а самое главное, ей это нравилось. У Веника и Маши в учёбе тоже всё было хорошо, ему даже предложили закончить своё обучение в Лондоне, на что он ответил твёрдое «нет!», как уже упоминалось, в его жизни есть только две женщины: физика и Даша, а вернее Даша и физика, потому, что Даша всегда была на первом месте. Маше Веник помогал с большим усердием, он всё ещё чувствовал себя виноватым, хотя, если говорить о Маше, то она не ошиблась, Ник действительно был потрясающим молодым человеком и возможно он и есть её судьба. Ни папа, ни мама, так никуда и не сбежали, а вот Палкин после того поцелуя с Женей умчался в Канаду, на него он произвёл весьма неоднозначное впечатление, с тех пор Емеля в их жизни не появлялся и не собирался появляться. Галя и Илья тоже учились замечательно, с силой Полежайкина и умом Галины Сергеевной они представляли непобедимую крепость! Женя и Денис так и не признались друг другу в своих чувствах, дебил и дура, что с них возьмёшь? У Пуговки всё тоже хорошо, для любовных драм ещё не доросла, а из некоторых проблем уже выросла. И вроде всё было хорошо и ничто не предвещало беды, пока в один прекрасный день… - Веник, а давай сегодня куда-нибудь сходим, - Даша провела рукой по его волосам, от чего они растрепались ещё больше. - Я бы с удовольствием, но… - Веник промямлил, не отрываясь от своих схем и чертежей. - Надо заниматься, понятно, - Даша глубоко вздохнула и, встав, ушла. - Даша, подожди! Но не обижайся! – он догнал её в дверях между кухней, где он занимался, и гостиной. - Веник, я не обижаюсь. Пойду Машку позову. Просто суббота, погода хорошая. - Правда, не обижаешься? - Правда, не обижаюсь. - Ты прелесть, - он чмокнул её в щёку и убежал к своей физике. Даша нахмурилась и ушла в свою комнату, где Машка по привычке проводила большую часть свободного времени. - Машка, может, сходим куда-нибудь развеемся? – предложила Даша, садясь на кровать, рядом с сестрой. - Ой, Дашка, я бы с удовольствием, но мы с Ником сегодня идём в такой клуб! Где только избранные вращаются, надо столько всего успеть и в парикмахерскую зайти. - Ну, так давай вместе в парикмахерскую сходим, мне надо как раз чёлку подровнять. - Дашуль, ты прости, но я уже иду вместе с мамой Ника, к её личному стилисту, - Маша виновато улыбнулась. - Да, ладно. Я не обижаюсь. - С Веником сходи, он только рад будет. - Он занимается. Позову Женьку, ну или Галину Сергеевну. Ладно, удачно сходить. - Спасибо, - Маша послала сестре воздушный поцелуй и убежала в ванную. - Галина Сергеевна! – Даша вошла в гостиную, где три её младшие сестры увлечённо о чём-то спорили. - Что? – отозвалась Галя. - Галина Сергеевна, я вот подумала, может, сходим сегодня куда-нибудь, в кафе там, в кино или просто прогуляемся? - Дашка, ты прости, конечно, но у нас сбор МЧС сегодня, без меня не как, - Галя пожала плечами и ушла. - А ты Женька? – с надеждой спросила Даша. - Не могу! – Женя развела руками в сторону, - Шеф заставил вести эфир за дебила Воронцова, который умудрился простудиться, да к тому же нужно будет ещё к нему зайти, ну, чтоб он выздоровел и сам за себя эфиры вёл. Мне-то он безразличен, ты же знаешь. Ладненько, я побежала, - Женя умчалась на работу. - А хотя бы ты Пуговка? - Мы с Бубликом сегодня идём гулять с бывшим мужем, - Пуговка тоже ушла. - Даже, ты, Бублик, меня бросил! – грустно подметила Даша и, опрокинувшись на спинку дивана, стала переключать каналы. Все куда-то разбежались, хотя, Веник сидел за стенкой, сейчас он был от неё даже дальше, чем все остальные члены семьи, разлетевшиеся по всей Москве. Зазвонил сотовый. Наверное, Машка забыл косметичку, подумала Даша и даже, не посмотрев на номер, подняла трубку. - Алло, - протянула она. - Даша? Это ты? - Я? А вы куда звоните? Вы вообще кто? - Даша, это Никита, давай встретимся. - Какой Никита? - Смирнов! Помнишь меня? Мы вместе учились. - Помню, - отозвалась она. - Давай сейчас встретимся. - Давай, а где? - Ну, скажем в парке, не далеко от нашей бывшей школы. Ты можешь прямо сейчас? - Вообще-то могу, пока, до встречи, - странно, этот звонок… Даша попыталась вспомнить всю историю их знакомства. Он пришёл к ним в класс, она дура, тогда ещё влюбилась в него, пыталась измениться, а выяснилось, что он гот, встречались они где-то недельку, а потом он исчез. Странно, она так вообще забыла о нём, а тут звонок. Хотя, что она теряет? Погода хорошая, а гулять не с кем. Это просто встреча старых знакомых. - Веник, пока. Я ушла! – крикнула она, закрывая дверь.



полная версия страницы